/

Не сотвори кумира… но как удержаться?! Бароло от Elvio Cogno

Читать

Говорили ведь тебе — не сотвори себе кумира. Но время от времени сотворить кумира так хочется, что не удержаться. А как без этого? Во время страшной вирусной чумы писать об этом было кощунственно, но сейчас уже вроде как подходящее время, чтобы сказать: если это не лучшее, то одно из лучших, что может предложить нам Пьемонт.

Речь, конечно, не только о бароло, которым Пьемонт известен любому старшекурснику. Величие конкретного производителя — в том, как он делает вино “попроще”, что называется, “на каждый день”, хотя в разрезе Elvio Congno “каждый день” начинает выходить в копеечку. Белая нашетта и красные барбера и неббиоло — сорта, которым в хозяйстве оперируют свободно: это не только и не столько инструмент “выражения терруара”, как любят рассказывать нам с тобой виноделы. Это выражение характера винодела, его верований и ощущений. Если винодел делает вино, в которое не верит в самом прямом смысле, это не винодел, а технолог. Возможно, это всё красивые басни для наивных потребителей, в это хочется верить — иначе какой смысл заморачиваться по вину вообще? Никакого.

Невероятный закат с видом на Новелло и Альпы

Хочется верить, что все, кого в Пьемонте зовут Вальтер, делают отличные вина. Вальтер Ансельма из Schiavenza в Серралунге, и вот теперь — Вальтер Физзоре с женой Надей с холма Равера, или как нужно правильно выражаться, MGA, Ravera. Сравнивать с “грандами” легко, говорить “вышак” — тоже, но это неприемлемое упрощение реальности, бессилие перед словами, которые могут хоть что-то как-то выразить. А слова должны выражать.

До начала работы с собственным вином Элвио Коньо, тесть Вальтера, и основатель хозяйства, содержал в Ля Морре собственный ресторан Ristorante dell’Angelo и не особо задумывался о виноделии, хотя семья Коньо всегда выращивала виноград. В 60-х Элвио стал работать с винодельней Marcarini в Ля Морре, где они фокусировались на производстве вина с холма Brunate. Первое бароло от Marcarini-Cogno было 1961-го года урожая, а в 1964-м Элвио решил указать имя виноградника на этикетке — вещь для тех времен невиданная.

Элвио Коньо, фото: slowfood.com

В конечном итоге в 1980-х Элвио, сам родом из Новелло, в возрасте 60 лет решил попробовать себя в самом популярном занятии региона. Так в Новелло появилось хозяйство Elvio Cogno (через покупку поместья Cascina Nuova), с террасы которого открывается абсолютно и невероятно роскошный вид как на Новелло, так и на Бароло. Первый урожай неббиоло собрали в 1991-м.

Кровавый закат в стиле Nebbiolo Rosé

Даже если ты не знаешь исторической подоплёки хозяйства, как не знал её я в январе 2020-го, ты почувствуешь: здесь должно делать что-то вкусное, даже несмотря на то, что слишком много неббиоло в Пьемонте получается в “американском” дубово-пережжённом стиле. А, может, это лишь стереотип, и на самом деле слишком многие делать вино просто не умеют или у них проблемы с вкусовыми рецепторами. Кто знает?

Кровавое raw-небо над землей неббиоло

Усложняет ситуацию (или делает её более интересной) тот факт, что неббиоло — это не какое-то одно неббиоло: виноделы разделяют версии Nebbiolo Michet, Nebbiolo Rosé и Nebbiolo Lampia, из последнего делается большинство вин, но в случае с Elvio Cogno его топовое бароло Vigna Elena делается из редкого Nebbiolo Rosé, который считается близким, но не идентичным Lampia. Nebbiolo Rosé вызывает у виноделов Пьемонта поразительно диаметральные эмоции, но у большинства его попросту нет.

Посмотри ещё раз на заходное фото: Вальтер, счастливый человек, стоит на террасе Cascina Nuova, освященный лучами заходящего солнца. Его первый “личный” урожай состоялся в 1996-м, когда сам Элвио отошёл от дел. Фантастически красивые, розовеющие в заходящем солнце, холмы дополняются роскошным видом на возвышающиеся вдалеке заснеженно-кровавые Альпы. Их холод здесь не ощущается вовсе, но и зима 2020-го стала в Пьемонте одно из самых тёплых за всю его историю (как, собственно, и у нас).

Один размер на всех — неа, не слышали

Что бросается в глаза на винодельне? Простота и чёткий порядок — даже глазу тут не зацепиться ни за одну лежащую не там вещь или за стоящий не так палетт с вином, как часто бывает на креативных винодельнях, где тебе объясняют — “прости, тут бардак, потому что именно сейчас у нас мало места”. У Вальтера всё иначе: “Я тут целыми днями убираюсь”, смеется он, проводя нас между бочками. “У меня на порядке пунктик. Если я еще буду терять время на поиск вин и на прочую ерунду, времени вообще ни на что не хватит”. Сложно не согласиться.

Мои самые лучшие визиты случаются не потому, что “надо посетить”, а потому что ты попробовал что-то особенное. Личной точкой отсчета было Barolo Ravera 2015, которое было употреблено за несколько месяцев до того, летом 2019-го, тогда я написал про него «Это всё», и на этом добавить было нечего. Это вино хватало за жабры и не опускало. Чем? Тем, что сложнее всего передать словами — гармонией — слово “баланс” слишком примитивно, чтобы описать это качество и слишком часто используется для описания вин за 300 рублей.

Если в Пьемонте где и есть порядок — он у Вальтера Физзоре

Как всегда в таких случаях, здесь тебя ждёт технологическая засада, потому что нельзя «тупо» расспросить, как делается вино, и найти причину этой гармонии — то ли бочки «задорные», то ли терруар уникальный, то ли клоны “те”, то ли Вальтер и Надя делают всё, “как надо”, то ли циклы Луны правильно блюдутся, то ли просто в день дегустации у тебя было хорошее настроение, потому что перечислили деньги за большой материал трехмесячной давности.

В любом случае, у Elvio Cogno есть, чем удивить тебя ещё до того, как ты пробуешь вино: редкая нашетта (вино называется по старинке, Anas-Cëtta), дофиллосерные лозы барберы и, конечно, флагманские бароло Ravera и Vigna Elena (вторая названа в честь дочери Вальтера и Нади). Да и базовое бароло Cascina Nuova — пальчики оближешь. Из технологических особенностей интересны долгая ферментация до двух месяцев для некоторых вин, необожженый славонский дуб, в том числе, и для нашетты.

Не «нашисты»! Нашеттисты!

Мутная жидкость оказывается невероятно ароматной смесью ананасового сока и цитрусовых, давленых белых персиков, с явным, но дико приятным тоном выдержки на дрожжах. Это Вальтер наливает Anas-Cëtta 2019 из бочки.

“Я попробовал нашетту, конечно, благодаря Элвио, это были старые винтажи. “На какого чёрта нам в Пьемонте шардоне или совиньон, когда у нас есть это?”, — подумал я тогда. “Через 10 лет мы получили DOC для нашетты, а сейчас нашетту делают 30-40 хозяйств. Я очень этому рад и горд этим”.

Нашетта от Cogno — мутняк, от которого хочется выйти в поле и кричать

Если тебе, как и мне, хочется искать и находить изюминки Пьемонта, то нашетта подходит на эту роль всецело. Она остаётся одним из редчайших сортов мира, которые можно найти вокруг лишь одного городка — Новелло. Красный аналог этой изюминки — пелаверга, которую можно в основном найти лишь вокруг пьемонтского же Вердуно.

По своей сути нашетта — строптивая и капризная, её компактная гроздь притягивает серую гниль и другие болезни, а сама лоза растёт одновременно во всех направлениях. Вино, тем временем, прямо-таки “выпрыгивает” из бокала, хотя и считается полуароматическим сортом. Она продолжает жить во рту, шершавая и тактильная.

Просто неббиоло — это не просто

В чём отличие уважающего себя (и других) производителя? Сложный вопрос, возьми минутку подумать (не гуглить!). А теперь сверим ответы: в том, что все его вина получаются “на уровне”, от базового до топового, здесь нет такого, что одно — великое, а всё остальное — проходное. Я к тому, что даже “базовое” Langhe Nebbiolo от Коньо перебьет некоторые бароло от производителей попроще. Удивить этим вряд ли кого-то можно, потому что те бароло — только надпись на этикетке для полки супермаркета.

Базовое неббиоло — 8 000 бутылок с одного гектара, Карл!

Своё Langhe Nebbiolo Montegrilli 2018 Вальтер сравнивает с пино нуаром: в дело идут 40% цельных гроздей (о том, зачем это и как, можно почитать в изложении Давида Дюбана) и с виноградников юго-западной экспозиции. Вальтер наливает бочковой образец и смотрит на нашу реакцию. Следует комментарий: “Некоторые вина хороши, но срывают голову, для меня хорошее вино — то, которое приканчиваешь бутылку”. Несмотря на призывы к умеренному употреблению, это замечание —не призыв глушить неббиоло Cogno бутылками. Да, в нём сошлись гармония и сочность, но это не значит, что надо броситься во все тяжкие.

Сок земли: барбера

Скрывать, что барбера важна для Пьемонта, нет смысла. Она дико важно, прежде всего, в зоне Асти, но и в Альбе тоже. Топовые производители бароло делают отличные Barbera d’Alba, которые, типично, сделаны более четко, аккуратно и округло, чем Barbera d’Asti, где амбиций что-то доказать обычно поменьше, а кислотности в винах — побольше. Не то, чтобы барбера там хуже, просто отношение и ответственность, да и потребитель — немного другой.

Как отличить вино со 120-летних лоз от вина с 50-летних? Оно подаётся в спец-карафе ;-)

Вальтер рассказывает: “Барбера для нас важна, потому что это традиционный для Пьемонта сорт, барбера здесь была везде, и качество было очень низким. Барбере нужна хорошая экспозиция, ведь у неё высокая кислотность; возможно, это лучшее вино для выдержки в дубе, ведь от влияния бочки кислотность смягчается и интегрируется в вино. Но сейчас барбера стала слишком международной, вина часто передержаны в дереве, они джемовые и пустые. Поэтому для этого сорта важно держать его терруар. Кислотность — важный аспект, иначе барбера теряется и становится скучной. Ей нужно сухое место, она не любит воду и влажность”. Barbera d’Alba Bricco Dei Merli 2017 от Cogno — это сингл-крю, год в бочке, высокооктановое вино с впечатляющей ароматикой и чуть-чуть акцентированный сладостью танинов. “Сухие дикие травы”, — подмечает Вальтер и наливает хит дегустации: барберу с дофиллоксерных 120-летних лоз.

Barbera d’Alba Pre-Phylloxera 2018 (бочковой образец) из смешного графина — невероятное напряжение во рту, электричество, ароматика ярких ягод и чуть сладковатые танины. Конечно, самый жгучий вопрос — как она осталась в живых, эта лоза, когда вокруг всё давно пересажено на американский подвой? Секрет — красные песчаные почвы, которые позволили лозам пережить присутствие тли. “У Marcarini была префиллоксерное дольчетто”, — говорит Вальтер. “В слепой дегустации не так просто определить, что это барбера, некоторые принимают её за сира из Эрмитажа”.

Чудо-барбера, и ни одного перышка

Дофиллосксерного вина делается 2000 бутылок. Чувствуется ли разница с “обычной” барберой? Сравнивать разные годы и разные виноградники сложно, и Вальтер не решается сказать, что одна лучше другой. Факт остаётся фактом — такие вина всё ещё можно найти в Пьемонте.

Неббиоло в полёте: бароло от Cogno

Как бы ни радовали вина Вальтера и Нади, их бароло остаются козырной картой хозяйства. Если бы эти бароло выходили плохо, какой бы был толк и смысл во всей остальной работе? Элвио приложил максимум усилий, чтобы вывести холм Ravera в знаковые крю Новелло. Barolo Cascina Nuova 2016 делается с довольно молодых пятнадцатилетних лоз. Мы выходим на вечернюю террасу — осмотреть, значится, терруар. Вальтер трезво оценивает обстановку: это вино для тех, кто не готов ждать двадцать лет, чтобы выпить своё бароло. Я радостно киваю — через двадцать лет, мы все будем чертовыми стариками, интернет будет давно запрещен, а мой веб-сайт принадлежать Поттанину. Поэтому пить и делать заметки надо здесь и сейчас. Классическое, элегантное, гармоничное, с тонами голубики, без тени старения.

Лайн-ап бароло. Запомни эти этикетки, чтобы от зубов отскакивало!

Тем временем, Вальтер рассказывает о своей философии: “Я предпочитаю традиционных производителей, современный стиль не очень люблю. Мой стиль я бы определил как постмодерн. Это не революция, это традиция, но с другим видом, другой формы. Многие бароло очень танинные изначально, со временем они “разваливаются”. Для Вальтера самый большой прогресс — это работа на винограднике: он говорит, что полезных инструментов у винодела стало куда больше., “Но люди все равно делают ошибки, понятия не имею, почему”

Barolo Ravera 2016 — вино, за которое Elvio Cogno известны, прежде всего. Исходные данные: крюшное бароло, 70-летние лозы. Как обычно, Вальтер чётко знает, какие клоны неббиоло задействованы в этом вине: 60% лампия, 40% микет. 24 месяца в большом дубе (слав.), 50 дней ферментации. Пятьдесят, Карл! “Я не хочу использовать громкие слова, но текстура этого вина совершенно особенная”, — говорит Вальтер. “Это невероятное вино, не потому что оно моё, а потому что я выпиваю бутылку целиком”.

Вальтер улыбается сквозь бароло. А кто сквозь такое бароло не станет улыбаться?

Один способ описать ощущения от Ravera 2016 — это сказать, чего в нём нет. В нём нет нет острых углов и вообще, любых неправильных поверхностей. Чистое удовольствие, минеральность, эфемерная легкость эфиров высокого порядка. Таким винам Дж.Сакллинг ставит 102 даже без заноса на личный счёт.

“В моём понимании вино тебе должно нравиться сразу, даже если это молодое бароло”, — говорит Вальтер. “Ты не можешь сказать: “подожди, и оно улучшится”. Это так не работает. Если вино хорошо, оно хорошо изначально. Многие говорят : “Танины? Подожди, они смягчатся”. Ни фига. Оно так и умрёт танинным. Есть позитивная эволюция в гармонии вина, но если у тебя “зелёные” танины, то у тебя “зелёные” танины. Дерево — точно так же: если ты сразу убит деревом, оно так и останется в вине. Когда вино изначально чуть угловатое, оно округлится, когда у тебя сушащие рот или пыльные танины, джемовое вино, оно не станет со временем свежее, как ни крути”.

В зал заходит весёлая Надя Конью и присаживается посидеть с нами. Она знает, что в России её зовут Nadejda — speranza. Все вместе мы пробуем Bricco Pernice Barolo Ravera 2015. Ещё один красивый на всю голову шедевр: темный фрукт, Lampia 100%, чуть сладковатые танины, мягкое, глубокое, продолжительное неббиоло. Pernice — название микро-крю в пределах Раверы, 5000 бутылок с двух гектаров, самое последнее вино, которое стали делать в Elvio Cogno.

Вальтер, Надя, Елена. Фото: lacavestore.com

Наш разговор движется к апогею. На столе появляется ещё одна изюминка: Vigna Elena Barolo Riserva 2014.

100% Nebbiolo Rosé, из которого сделано это вино — одна из больших загадок “большого” Пьемонта: это не клон неббиоло, это отдельный сорт, имеющий близкое с ним родство. Детали исследователям пока не очень понятны, одно ясно — те, у кого есть высадки Nebbiolo Rosé, сегодня ни за что не станут его выкорчевывать, а те, кто его не любит, давно это сделали. В Vigna Elena всё по-максимуму — оно делается с одного гектара только в великие по мнению Вальтера и Нади годы; шесть лет выдержки в большом дубе и посвящено дочери супругов. В этот момент ты мысленно предаёшь Италию, потому что это чисто “Бургундия-стиль”: розы и цветы. Весёлый цыпленок, нарисованный, кажется, на этикетке, обманчивый знак — это вино недетской глубины и сложности. Специи, сушёные томаты, даже чуток животинки, это твой обед и ужин одновременно, необычайно долгое во рту. “Это другой вкус бароло”, — замечает Вальтер в наступившей тишине.

Апогей. Кульминация. Остановите, я сойду

“Я пошла собирать чемодан”, — нарушает тишину Надя, вставая из-за стола. “Мне собирать”, — подмигивает нам Вальтер. Самолёт в Нью-Йорк не ждёт. Вооружившись бутылками бароло и нашетты, мы покидаем рай и неохотно спускаемся на грешную землю.

Спускаться на которую так не хочется.

Попробованные вина

Anas-Cëtta 2019 (бочка)
Anas-Cëtta 2018
Langhe Nebbiolo Montegrilli 2018 (бочка)
Barbera d’Alba Bricco Dei Merli 2017
Barbera d’Alba Pre-Phylloxera 2018 (бочка)
Barolo Cascina Nuova 2016
Barolo Ravera 2016
Barolo “Bricco Pernice” Ravera 2015
Barolo Vigna Elena Riserva 2014

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

The future of Bierzo: Raúl Pérez on Godello, Mencía and the vines of age

Следующая

Вина Калифорнии, часть 3: краткая история зинфанделя