Category archive

Персона

Споры о терруарах излишни — если бы не люди, не было бы ни терруаров, ни вин, ни новых мыслей. Только человек может вдохнуть жизнь в склоны и равнины, в создание вина и то, как мы его будем пить. Или не будем.

Молодой Шапутье

Позитивный и размеренный, он (вместе с сестрой Матильдой) — восьмое поколение Шапутье, счастливое число в Китае. Будет ли оно счастливым в долине Роны и во всех тех странах и регионах, где Шапутье ведут свои проекты? Об этом и о многом другом пообщались с Максимом

Райнхард Ловенштайн лечит страх перед Мозелем

Мозель — топовый регион для немецких рислингов. Вместе с владельцем Weingut Heymann-Löwenstein пытаемся выяснить, что такое терруар, чем один берег Мозеля отличается от другого, как надо делать вино, чтобы не было мучительно стыдно и почему не стоит протестовать против mp3-плееров и репродукций картин Марка Шагала

Клаус Бурмайстер лечит страх перед Баденом

Вина Бадена оставляют себе свободу быть какими им заблагорассудится, хотя стиль двух “своих” хозяйств Клаус осторожно определяет как “более современный”. В попытке выяснить, в чём “соль” Бадена, я провел с Клаусом полдня на виноградниках, и полдня — в погребах

Стефано Белотти: лекция в Санкт-Петербурге

“Открыть для себя новое вино — это как начать разговор с замечательным человеком, с которым ты только познакомился. Я хочу, чтобы вино постепенно раскрывалось передо мной, через 15 минут, через 30, через час. Не надо никуда торопиться, дайте его шарму сыграть свою роль!”, — сказал как-то Стефано Белотти

Одна за всех: Мария Хосе Лопес де Эредиа говорит о Viña Tondonia

Если выйти на улицу и крикнуть: “А кто тут в амбассадоры Риохи крайний?”, она первая поднимет руку. Её полное имя давно выучили наизусть (хоть ночью буди) все, кто интересуется Испанией (в целом) и Риохой (в частности). А если кто-то ещё не выучил — то самое время. Интересоваться есть, чем

Сдвиг по Masi

Сандро Боскаини (вместе с семьей) управляет не последним в Вальполичелле именем — хозяйством Masi. Сандро оказался весёлым, общительным дядей. Не то, чтобы за час разговора можно было ожидать сногсшибательных открытий, но в руках нового импортёра в России от вин Masi следует ожидать массового возвращения в сознание населения

Зарисовки с MUST: плывучий винодел Альберто Антонини

Среди имён, определяющих большое винное лицо мира, имена энологов-консультантов всегда стоят особняком. Имя Альберто Антонини возникает всегда, когда заходит речь о "летучих виноделах", хотя сам он это название не переваривает

Спортсмен, не комсомолец: Жерар Бертран

Раз в году Жерар собирает своих вассалов, придворных и партнёров по бизнесу, чтобы показать, что южнофранцузское вино — это не только здоровый алкоголь, но и музыкальная гармония тоже. Пользуясь случаем, поговорил с Жераром о его концепциях

Тот ещё Pérez

Можно спорить, король ли он сорта менсия или не король, одно после дегустации мне стало очевидно: скромному и спокойному как танк бородачу удаётся делать очень чёткие и сфокусированные вина. Пока Рауль методично жевал, мне удалось задать ему несколько компрометирующих вопросов

Жан-Мишель Дайсс: без бигудей

Вплоть до 2005 года гражданин Дайсс, фактически, занимался в Эльзасе беззаконием - например, он не писал название сорта винограда на своих винах категории Grand Cru - просто потому, что вина эти были блендами разных сортов (неслыханный бред для большинства производителей, где сорт на этикетке - “золотой” стандарт)

Димитри Базас лечит страх перед Бургундией

Первый раз в Бургундии, один, без охраны, без томика Клайва Коутса, без импортера, который бы держал за ручку — это тебе не фунт изюма, ты понимаешь. Димитри Базас, винодел Maison Champy, лечит страхи перед винами самого понтового винного региона мира

Птичник со стажем: Алессандро Челлаи

Описывая эту бутылку, ты скажешь "та бутылка с птичкой". И в данном случае, это не бутылки от Анджело Гайи. Алессандро Челлаи попал в хорошую компанию знаменитостей — на тосканщине он не последний человек. И очень стабильный — 25 лет назад он как приступил к выполнению обязанностей винодела Castellare di Castellina, так это дело и не бросал

Сцены с вулкана: Biondi

Чиро Бинди и его татуированый винодел Манфреди — это, по сути, мои первые путеводители по винам Этны. Семья Бьонди — из первопроходцев Этны, они делали тут вино, когда интереса к региону было ноль целых ноль десятых

Сара с перцем: Mas Martinet

Чтобы речь лилась рекой, Сара Перес, хозяйка приоратского Mas Martinet, наливает в бокалы красное сухое Cami Pesseroles из кариньены и гарначи. На часах 9 утра, но Саре не впервой, она сидит у окна в кедах со шнурками цвета фуксии и жалуется на количество туристов в Барселоне

Ваще принц: Франческо Спадафора

Франческо Спадафора, настоящий principe, то есть, князь сицилийский, говорит просто и свободно. С ним ощущаешь, что ты попал в гости к человеку с большой буквы, а не к чуваку с бритлингом

В *опе мира

Ганс Виндинг-Дирс родился в ЮАР, живет в Португалии, а вино делает в «жопе мира» (термин Ганса) — Рио Негро, в аргентинской Патагонии, где вместе с графиней Ноэми Мароне Чинзано является совладельцем Bodega Noemia и параллельно батрачит на хозяйство Пьеро Инчизы делла Роккетты

Персона

Луче не бывает

Ламберто Фрескобальди нельзя считать русским — ведь он наивно считает, что вино можно оценить, не глотая ни капли. Спросили бы вы у наших, думаю я, но тактично задаю Ламберто совсем другие вопросы. Вдруг нервный? Я —…

идти Наверх