Тот ещё фрукт: тавквери от Pheasant’s Tears

in Грузия/Новые Террурары by

Джона Вурдемана я помню хорошо: в тёмном зале грузинского ресторана он сидел вместе с группой фанатиков, слетевшихся в Тбилиси со всего мира на конференцию по квеври-винам. Вина из закопанных в землю горшков делаются в Грузии последние 8000 лет, без перерыва на обед, так, по крайней мере, утверждают в Грузии.

Удивительно, в какой изоляции мы живём от наших непосредственных соседей: большинство интересующихся знает вина Италии или Франции куда лучше, чем Грузии. Не мне, конечно, расписываться за всех, но за прошедшие годы столько народу переселилось на Кавказ, что становится завидно. Идиотизм российских национальных отношений с ближайшими соседями должно ломать именно вином, пусть даже вином, сделанным грузинским американцем. Насколько я понимаю ситуацию, доступ на рынок небольшим, но крутым производителям Грузии у нас заказан по причинам, далёким от желания людей пить хорошее грузинское.

Если твои знания о винах Грузии черпаются, как мои, из эпизодических дегустаций, то знаешь ты не так уж много. А значит, вина из таких сортов как тавквери, скорее всего, тебе незнакомы. Грузинские традиции выдержки вин в квеври играют здесь хорошую шутку — страна, как я понимаю, остается непораженной болезнью французского баррика, которым “переболели” многие европейские страны (некоторые всё ещё болеют). По данным Wine Searcher сорт тавквери (попробуй выговори) является одним из 525 грузинских автохтонов, но можно его найти также в Азербайджане, Таджикистане и Туркмении.

Если опустить лирику, выдержанный тавквери 2009-го от Pheasant’s Tears Вундермана — это вино, которое пьешь, не задумываясь, а если и задумываешься — то “как бы выпить ещё?”. В момент, когда оно начинает бегать по венам, как-то понимаешь, что именно Грузия — колыбель виноделия, а никак не угловатое нечто, которое чаще всего происходит с национальных терруаров. Жидкость типа “кларет” — легкое, светлое, живое — это и есть тавквери, недорогое (но не дешевое) вино, выдержанное в квеврях. Сколько, чего, как — неизвестно. Рот говорит о том, что вино не дерёт ни танином, ни высоким алкоголем — вдвойне приятный бонус, зато цветочная палитра налицо. И это, пометь себе, не какой-то там свежак, а 2009!

Журнал Esquire — это, конечно, не оплот винной критики, но когда Pheasant’s Tears Tavkveri попадает в список лучших “натуралок” до 40 долларов, становится совсем интересно. Соседями в статье 2017 года стоят Frank Cornelissen Susucaru 2014, Strohmeier TLZ Wein der Stille 2013, Partida Creus SM 2014. Боевая компания.

В сухом остатке: я в восторге от тавквери, мне он напомнил легкие пьемонсткие, которые тоже так мало представлены в России. Я рад за Вурдемана, за Грузию и за то, что под нашим боком есть такие отличные соседи, вина которых многим только предстоит открыть.

Pheasant’s Tears Tavkveri 2009