Фурминт и вулканы

in Венгрия/Гид На Бровях by

“В общем, он хотел быть священником, а стал виноделом”, — проинформировал меня Даниэль и — как ни в чем не бывало — добавил газу. Этой базовой информации было достаточно, чтобы начать своё путешествие в регион Эгер. Винный, то бишь, регион. Я ждал ряс, кадила и бубнов. На деле всё оказалось иначе.

Дорога из Будапешта в городок Эгер, к востоку, занимает чуть больше часа (вычтем из этого времени поиски круассанов, кабинки WC и питьё кофе на венгерской бензоколонке). Местным жителям есть, отчего смотреть на тебя искоса: в своё время коммуняки превратили местное вино в индустриальное пойло — по крайней мере, так здесь об этом рассказывают. Сегодняшняя Венгрия находится на пути виноделия подальше, чем сегодняшняя Россия, и, особенно в интеллектуальном смысле. Здесь нет ни империалистического надрыва а-ля “наше — самое лучшее”, ни наполеоновских планов построения Великой Винной Державы. В общем, нет этого пафосного гонива: венгерское вино есть в каждом ресторане по нормальным ценам — и вино хорошее.

Что надо запомнить

В Венгрии двадцать два винных региона. 22! Не спрашивай их названий. Одно связано с озером Балатон (Balaton), другое… Токай. А, да! Есть ещё Виллань (Villány), Шомло (Somló) и этот, самый эротичный в мире регион под названием Сексард (Szekszárd). Для нас этого на первое время — выше крыши. Но уж поверь, с тем, как продвинутые сограждане жаждут новых ощущений, венгерская “бычья кровь”, пиношки и сухой фурминт просто обязаны попасть на рынок в самое ближайшее время.

Рисовала Winefolly

Ну здравствуй, Юрий! Нет, два Юрия!

Почему человека по имени György Lőrincz называют тут Юрием, я так и не воткнул: наверное особенности венгерского прононса, понять который нельзя даже после стакана нереально минерально-дымного совиньона в стиле Pouilly-Fumé от винодельни Káli Kövek с озера Балатон (Balatonfelvidék). В итоге Юрий все же оказался Джюрием, а вообще-то Джорджем, но так уж повелось.

György Lőrincz

Юрий — как раз тот самый человек, который променял монастырь на виноградную лозу, и я ему за это благодарен. Бородатый отец Юрия (и он тоже Юрий) с неким недоверием смотрит на меня из под кустистой бороды — “Ты, холоп, чьих будешь?”. Он тут главный и доверил делать вино сыну сравнительно недавно. Я поясняю, чьих я и откуда прибыл с миссией, и дело налаживается: на столе появляются бутылки бургундской, прямо скажем, формы и правильные, тонконогие бокалы.

Собственно, семья Лоринч владеет одними из самых ценных виноградников Эгера — таким как Hangács и — частично, чумовыми будущими Гран Крю: Nagy-Eged и Nagy-Eged-Hegy на склоне горы рядом с Эсером. Я был, я нюхал этого воздуха, я топтал этих глинисто-известняковых почв, я пил этих вин.

“Это точно будущее Гран Хрю”, — говорю я Юрию, тыча пальцем в бестолковых рабочих, делающие весеннюю подрезку. Юрий машет рукой — “И не говори!”.

Поскольку в монахи Юрий не пошел, потерю эту он компенсировал установкой на виноградниках (и на винодельне) статуй Девы Марии (одну из них видно на видео). Теперь, под строгим надзором, меж лоз не пошалить. И тебе, ни-ни — расти и давать урожай! Помогает Мария или нет, вина у St.Andrea (Андреа зовут жену отца, который смотрит на меня из-под кустистой бороды), тонки и хороши.

Земельки, сорта

“Терруарно ли в Венгрии?”, — спросишь ты. Вполне! Терруары местные разнообразны: оказывается тут и вулканические штуки вроде жесткого базальта и мягкого, пористого туфа, и глинистые известняки, с камнями размером с три человеческие головы, которые по ночам выползают из-под земли (честно, мне рассказывал Юрий, и даже показывал!). Базальтовые отложения венгерские виноделы покупают в местном Леруа Мерлен и по ночам тихо, пока никто не видит, рассовывают под лозы. Они тут с миллиард лет уже, да!

Все по био

Рислинга в Венгрии водится две штуки. Один — весёлый и разбитной, под кодовым названием Olaszrizling. Это, как выясняется, и не рислинг вовсе, так что не ведитесь на название. Второй — Rheinriesling, то есть “рислинг с Рейна”, это тот самый рислинг, немецкий. Рислингов в Венгрии много, и много хороших. Дай им красивый правильный бокал и правильную подачу — цены им не будет. Креатива по рислингу тоже хоть отбавляй — возьми хотя бы винодельню Villa Sandahl с её невероятным выбором рислингов и чумовейших этикеток (владелец — швед, это многое объясняет), апогеем которого является фантастически симпатичное off-dry вино под названием Magic Rain, за коим мы бегали во время выставки VinCE и просили подлить ещё, хоть капельку, на дорожку.

Вкусные холмы

Ещё один приятный наощупь специалист по белым и пино нуарам — это винодельня Bencze, у которой всё отлично с базальтом и золотишком (им явно отделаны руки винодела). Замечательные, сбалансированные вина от людей, явно помешанных на космической теме — тут тебе и фазы луны, и созвездия на этикетках и прочая романтическая муть. Rajnai Rizling обязателен к пробе — тут сухой экстракт лишь 20,9 г/л, как это может не впечатлить-то? “Муть” эту я бы с удовольствием хотел видеть в каком-то московском ларьке, и бегал бы туда по утрам и вечерам, когда приспичит. Англоязычные названия вин способствуют усвоению продукта. И видео на пятерку! Кого ждём, так это псинку.

Pro-фурминт

Андрас Хорки — непростой мэн. Мы сидим с ним в его собственном ресторане Divin Porcello, под названием которого витиевато подписано Friends of Ham. Друзья хама? Нет, молчание ветчины! С ушами порося замечательно сочетается бокал сухого фурминта Dobogó из субрегиона Мад (Mád). Этих новых слов придётся выучить немало. Из сочувствия ко мне Андрас уважительно пьёт и рассказывает про венгерского короля белых.

“Слушай сюда: фруминт — венгерский сорт винограда, родом из Токая. Он занимает около 90% высадок белых сортов в Венгрии. Есть сейчас программа, которая предполагает высадку фурминта в тех местах, где он особенно хорошо себя ощущает, например, на озере Балатон, на местных вулканических почвах. Ещё одна область — это Токай, но фурминт предпочитает вулканические почвы. В Шомло тоже фурминт хорошо выходит, как и в Эгере. Да вообще 2017-й в Венгрии объявлен Годом Фурминта, так-то, чуви! Фруминта в Венгрии высажено около 4 000 гектаров, это третий самый высаживаемый белый сорт в Венгрии. А вот по качеству — самый важный. Последние 10-15 лет качество белого вина сильно улучшилось, а ведь началось всё в Токае. Признание этого сорта вне страны достаточно высоко. Фурминт может посоревноваться с шардоне, с луарским шененом, да и с рейнским рислингом — чего бы и нет? У фурминта уникальный вкус. Важная его ароматическая нота — это айв; с ней соревнуются косточковые фрукты, цитрусовые (лимон или грейпфрут), а благодаря вулканическим почвам появляется очень минеральный тон, местами и дымный может быть, ореховый. С возрастом он приобретает тона меда, а потенциал к выдержке великолепный. Зуб даю, вчера мы пробовали 10-летний фурминт, и он был в прекрасном состоянии: и первичные фруктовые тона были хорошо обозначены.

Фурминт, который пьём мы с тобой — это винодельня Dobogó , одна из самых престижных, маленькая и семейная. Немало призов насобирали.

В винном баре или ресторане тебе порекомендуют фурминт, и расскажут, какого он стиля. Большинство фруминта так или иначе выдерживается в дубе, но последние 3-4 года часть его делается в редуктивном стиле и закрывается винтовой пробкой, показывая, что это — на каждый день. Например вот этот фурминт, который мы пьём, выдерживается в нержавейке и потом ненадолго помещается в дуб. Дуб дает фурминту микрооксидацию, он его немного округляет. Есть и стиль очень чистого яркого фурминта. Погодь, я тебе принесу ещё бокал!

Этот фурминт с вулканических известковых почв, он с двух разны SV (крю). С вулканических, известковых почв, при этом он достаточно маслянистый, с приятной текстурой и хорошей кислотностью, он совершенно сухой, но чувствуется некая сладость — это потому, что фурминт хорошо цепляет сахар, часто в сухих винах “назло” оставляют немного остаточного сахара, чтобы сбалансировать его высокую природную кислотность. Для выдержки немного сахара даже хорошо, потому что кислород сначала атакует сахар, а уже потом — фруктовость вина.

В другой стилистике этот сорт может быть более ванильным, некоторые производите округляют фурминт дубом. Что касается стиля даже такого фурминта, то минеральность в нём будет всё равно, потому что она есть в почве. Стиль вина будет, во многом, определяться использованием дуба и бочек и временем контакта с кожицей, температурой ферментации. Этот фурминт очень типичный. Даже несмотря на сложный 2014-й, он показывает, что даже в сложный год можно зафигачить отличное вино из этого сорта! Чин-чин!”

Pálffy делают супер-фурминты

А вот ещё насчет него, этого сухого фурминта. Если тебе захочется попробоваться реального крутого, минерального, сногсшибательного и тонкого фурминта, гони на озеро Балатон, на винодельню Pálffy. Я даже не буду рассказывать про эти элегантные тонкие мега-вина, их просто надо один раз попробовать.

Быковато тут у вас

Пока я не приехал в Венгрию, я ничего не знал про “бычью кровь”, bull’s blood, bikavér. Кровь эта совсем не такая страшная, как её малюют, хотя, раньше, возможно и была. Некоторые образцы этой самой, пардон, крови, вполне даже “доставили”, осталось лишь найти хорошего производителя, потому что Венгрия, во многом, напряженно ищет свою стилистику и своё место в мире новых, куда более элегантных вин. Так вот: теперь это Bikavér с названием региона (скажем, Egri Bikavér).


Жутко звучащее слово обозначает ассамбляж красных сортов винограда, который вообще-то закреплен в регулирующих документах, то есть, Egri Bikavér — это своего рода аппелласьон, где сорта винограда должны составлять определенные пропорции, а технология — соблюдаться. Главный сорт, коих немало — это кекфранкош (Kékfrankos), переименованный блауфранкиш. Есть тут даже (не поверишь!) и государственная дегустационная панель, которая пробует вина, прежде чем присвоить им аппелласьон. Тот редкий случай когда в панель хочется вписаться.

Дуб’Ok

Дубят, в основном, своим, венгерским, дубом. Который, очевидно, хорош. Особо стильные и практичные по маркетингу и округлым винам, балуются французскими барриками (вот тебе пример: Nimród Kovács с секс-бомбами линейки Monopole и скромной надписью Grand Cru на этикетках части вин). Про него, впрочем, написано отдельно.

Венгерский дуб не атакует вино так же сильно, как европейский коллега, про американского “качка” вообще умолчим: это, что называется, ridicule. Используются “венгры” и гигантские, и 225 л. С дубом тут всё хорошо — я его трогал пальцем. Да мы видели этот венгерский дуб и в других странах. До прихода в страну соцрежима он широко экспортировался, пришёл режим — и с дубом настала завязка, очереди в магазинах и вообще — дубовый голод.

Короче: кто старое помянет, тому не наливать!