/

Ретроспектива Col d’Orcia: 2009-1999-1989-1979-1969

Самый простой способ разобраться по брунелло – это поучаствовать в вертикалке с графом Чинзано.

Ранее я писал, что «одна из замечательных особенностей вин Col d’Orcia — живучесть, известная в народе как «долгожительство». Как ни души эти вина временем, как ни мучий сложными погодными условиями, они чудом выходят победителями. Да, это взгляд через розовые очки, и там, за кулисами всё, скорее всего, не так уж и просто, но мы приезжаем сюда не для того, чтобы разложить вино по полочкам и выставить ему баллы». Всё это верно до сих пор, вспоминая эту дегустацию уже двухлетней давности в компании Франческо Мароне Чинзано, хочется сказать, что по итогу в голове остается не то, чем отличается 2008-е брунелло от 2009-го, а тот восторг от постоянства, как это ни страшно сказать, «качества». А, точнее, потенциала этих вин.

Почему Brunello di Montalcino не пошло по стопам Barolo в плане делимитации субзон и этой вот всей игры с микротерруарами? Да, собственно, не сложилось, и уже наверняка не сложится. Если честно, чтобы наслаждаться классными винами, этого не нужно вовсе. Не нужно вообще никаких технических знаний о вине, чего уж там. Какой там терруар, какой обжиг бочек: не будем наивны, от наличия этой информации «понимание» загадки вина к тебе не придёт, пусть тебе и откроется, быть может, какая-то банальная, «сермяжная» правда. Вроде того, что мягкий обжиг бочки лучше жесткого, а тщательный триаж лучше, чем его отсутствие. Не приложу ума, как это может помочь получать удовольствие от вина, но ведь и на старуху бывает проруха.

Я к тому, что когда пробуешь вертикалку, которая, ты уверен, не будет ничем иным, кроме как восторгом, уже ничто не может сломить твоего духа. Так случилось и с вином хозяйства, которое оканчивается на цифру «9». 1969, 1979, 1989, 1999, 2009 — 10)% санджовезе в исполнении классической винодельни, которой уделяется куда меньше внимания, чем оно того заслуживает.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что для того, чтобы поить народ вертикалками, как это делает граф Мароне Чинзано, нужно иметь немалую силу воли держать нехилую библиотеку стопроцентного санджовезе. Чинзано утверждает, что в подвалах чисто на выдержке ждут своего часа около 50 тысяч пузырей, чтобы грохнуть зимним вечерком 1969-го. Верится с трудом.

Но вот граф достаёт, вот граф наливает, вот граф говорит допить до конца. И ты допиваешь.

Rosso di Montalcino 2009

В чем прикол Rosso от хорошего хозяйства? В том, что оно претендует на лаврушечку Brunello, но за чуть более гуманные деньги. Rosso от Col d’Orcia — это всегда вина очень зовущие и манящие. О таких принято говорить, «man, it’s sexy!». Оно «найс», оно «изи», оно «фрути», оно «эпрочабл». Если ничего не понятно, обратись к судебным архивам. Здесь без шуму, пыли и острых углов.

Brunello di Montalcino 2009

Десять лет для вина — это много или мало? Ну, как бы, depends. Это мало, если это брунелло, но для начала нормик. «Базовые» и относительно молодые брунелло у Коль д’Орчи обычно очень спокойные, есть ощущение закрытости и того, что «фигли вы меня беспокоите, когда я ещё не созрело?!» Этот аспект дегустации оставим на совести Франческо.

Poggio Al Vento Brunello di Montalcino Riserva 1999

Плотность классного санджовезе, в квадрате. Ярко, четко, монументально. Все рельефы на месте, ни грамма лишнего «жира». Пластическому хирургу здесь делать нечего.

Brunello di Montalcino Riserva 1989

Большой калибр, Riserva 1989 не поддаётся времени. В такие моменты понимаешь, что санджовезе существует не для того, чтобы его взять и бездумно выпить в безликом Кьянти. Кислотность шкалит, жмурясь, заедаешь пастой — и наметившуюся трещину зубной эмали снимает как по мановению руки стоматолога.

Brunello di Montalcino Riserva 1979

Переступать черту, где ты ещё не родился — это некая личная отметка для пьющего, некий символизм, который Мастер Вина не признает, а Мастер Сомелье не одобрит. Riserva 1979 с первого носа вроде как даёт слабину — тут тебе уже и признаки старушачьего маразма и вот эти нотки чуть плесневелой совесткой мебели, которую давно никто не чистил. Но дай 1979-му отстояться в большом бокале, и старухи выпадают из окон: вино сбрасывает оковы времени и припудрив нос, выходит в свет, как редкие коренные москвичи в воскресное утро. Название песни Smashing Pumpkins «1979» будит самые добрые воспоминания о времени, когда наивность сочеталась с прогрессивным роком и куском дешевой пиццы на Миуссах. Take my breath away!

Brunello di Montalcino Riserva 1969

Если бы мужики на заваленке знали, что «Играй, гаромонь!» — это как раз о 1969-м. Машина времени относит к закату хиппи, к космической пандемии, Белке, Стрелке и прочим радостям гонки вооружений. Налей 1969-й неверующему, и он поверит, налей натуральщику, и он конвертируется в конвенциональщика, налей неграмотному… ой, ну здесь ничего не поправишь. Совсем немного иссохшая основа сохраняет, как круто сделанный гербарий, структуру оригинала, который может рассыпаться, если как-то не так взять его неуклюжими пальцами. Но ты берешь бережно, двумя пальцами, неагрессивно крутишь бокал, потому что это тебе не Almaviva. Танцы с кислотностью (а никак не со «свежестью»), равновесие и всё та же гармония — для тех, кто учился в музыкалке.

Другие вертикалки Col d’Orcia

Ретроспектива Col d’Orcia: 2008-1998-1988-1978-1968

Ретроспектива Col d’Orcia: 2010-2000-1990-1980

 

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Сомелье не может простить Штайнеру, что тот не пил вина

Следующая

Мадс Миккельсен & Co под шофе: Druk (2020)