/

Давай глянем: Мигел Визеу, Вашку Крофт и утопические вина Aphros

Вашку Крофта, мифического владельца Aphros (Афрош) я так и не увидел. Зато увидел его земное воплощение: Мигел Визеу, винодел хозяйства, — фигура реальная; его можно потрогать, он наливает вино и показывает хозяйство, даёт посмотреть на рога (святое, ну!) и вообще, не кипишует перед приезжими. Я, в ответ, веду себя хорошо: водку не пью, матом не ругаюсь, вина не сплёвываю.

Последний факт легко объяснить: там, где ты слышишь “винью верде”, чаще всего перед тобой оказывается жестокий, ни на что не годный ширпотреб, да ещё и с пузырьками. В Aphros же всё интеллектуально — hand-made вина из нативных лоурейру, очень редкого алварельяу (не путать с алваринью) и виньяу (добро пожаловать в Португалию). А ещё заставленный коричневыми шершавыми амфорами погреб, цементные яйца и сюр-ли в довесок, чтобы было всё отполировано смертью дрожжевых культур. В конце концов, они умирают, чтобы нам было вкуснее — думает, наверное, Вашку Крофт.

Вашку Крофт и его крафт

Есть что-то общее у всех “натуральщиков” и биодинамистов — молодые или пожилиые, они попили вин, они поездили по миру, они знают, чего хотят. Пусть даже и не совсем понимают, почему те или иные пркактики работают. А кто понимает, покажи мне пальцем?

С видами в Vinho Verde порядок

В 2004-м году здесь, на берегу реки Лима в этой самой, наверное, зеленой части Португалии, началась высадка новых лоз. Вашку — редкостный радикал: он считает, что когда ты нажимаешь на копку любого электрического прибора, это отделяет тебя от природы. А потому грозди здесь давят только вручную, пресс работает по-старинке. Bucher’ом здесь и не пахнет, если ты понимаешь о чём я. “Философское, метафизическое и эзотерическое определение: Афрос — это извращенски круто!”, — мощно шутит Вашку, воспитанный на вальдорфской педагогике (то бишь, де-факто, по Рудольфу Штайнеру).

“Единственное инородное животное на виноградниках — это человек”, — прикалывается Мигел Визеу. “Всё остальное — овцы, козы, пчелы, лошади — натуральное”

Явно биодинамическая вещь инспирирует на качество вин Aphros. А ещё на ней нарезают сыр и колбаску

Вашку рубит фишку: динамизация воды, рога, сакральные биодинамические приготовления — всё происходит в специальном помещении. Для рабочих выращивают свою еду, чтобы они были более натуральными во время сбора урожая. Вторая, более современная, винодельня находится в 10 километрах от места силы. Здесь же, на ферме, делаются только амфорные вина, безо всякого электричества вовсе: Мигел показывает ручные прессы, которые больше похожи на экспонаты из музея инквизиции. Имеющиеся в сети видео, однако, доказывают, что предметы всё же используются для производства вина, а не для того, чтобы выжать из критиков максимальных оценок.

Aphros — прежде всего, спецы по лоурейру, его у них 80%, ещё 18% — интенсивный красный сорт виньяу и ещё 2% — алварельяу. Местные амфоры зовутся тальяш и привезли их с юга Португалии, но только 7-8 тысяч литров делаются в амфорах, остальное проходит более привычные нержавейку и бетон. Из прикольностей — каштановые бочки и музыканты, которые фигачат концерты у амфор и трутся о них скином.

Мигель рассказывает, что в Португалии лишь два сертифицированных биодинамических хозяйства, а сами они с Demeter’а переключились на Biodyvin (“Они менее коммерческие и сконцентрированы только на вине”, — прокомментировал это Мигел).

Амфоры с юга Португалии дают рождение вину, которое делается без использования электричества вовсе

Мы пробуем, наконец, вина. У хозяйства два отличных петната — белый и розовый. “Мой любимый — розовый”, — говорит Мигел, но пьём мы почему-то белый, живой Phaunus Pet-Nat, пахнущий зеленым яблочком (которые здесь тоже растут). “Петнаты мне нравятся, потому что они очень приятные и легкие, мне нравятся тона дрожжей. Они могут полежать в бутылке, вообще-то, ведь дрожжи предохраняют вино от болезней”.

Aphros Loureiro 2017 — самый большой объем производства хозяйства, виноградники находятся вокруг новой винодельни. Вина фигачатся в нержавейке и 4 месяца проводят на осадке. Лёгкое с хорошей кислинкой вино, которое на молодом этапе не поражает воображение, но, скорее всего, воспрянет со временем в бутылке. Естественно, здесь нет искусственных дрожжей — в Нью-Йорке этого не поймут. Daphne 2017 в бургундской бутылке — лоурейру, которое выдерживается частично в цементных яйцах, частично в дубе (и ферментируемая в нем же). “Это вино любит выдержку в бутылке. К сожалению, мы должны продавать вино”. Знакомая тема. Как и следует ожидать, оно более округлое, тельное, с умеренной минеральностью. “Эти вина куда лучше идут с едой”, — доброжелательно комментирует Мигел, и я с ним согласен.

Приятные лейблы, приятные вина. Только полежать бы им ещё пару годочков!

Амфорное Phaunus Loureiro 2017 — всё из себя спонтанное и ручное в количестве 4500 бутылок с алкоголем 11,5% и четким скин-контактом (“Оно и с мясом отлично держится”, — комментирует свою натуралку Мигел), а амфорное же Phaunus Palhete 2017 — из лоурейру и виньяу, коферментация двух сортов. “Оно не красное и не белое, именно так вина делались в древности”, — говорит Мигел. “Универсальное вино под абсолютно любую еду”. Я спрашиваю Мигела, какие у него оценки по Wine Spectator. Мигел смеется.

Следующее — Aphros Vinhao 2017 — фруктовое, приятное, без танинов, сок, который надо выпить прямо сейчас. Мы подходим к завершению. Я жалею только об одной вещи — о том, что Aphros не могут позволить себе повыдерживать свои вина подольше, в противовес рынку. Ведь если даже главные биодинамисты Португалии будут продавать свои вина, когда они ещё не устаканились и не подраскрылись, то куда мы тогда придём с имиджем винью верде?

Кто не пробовал выдержанное виньяу — это удовольствие особого порядка, это реальный специалитет Vinho Verde, региона, известного всем своими белыми, если не “зелёными” винами.

Импортёр в России: Real Authentic Wine

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Бесполезняк: Wine for Normal People от Элизабет Шнайдер

Следующая

Бароло 2016 и Барбареско 2017: отчёт по Nebbiolo Prima