/

2001 Montevertine: хватать и бежать

Когда тебе выпадает шанс прикоснуться к тосканской классике — его нельзя упускать. Ибо тосканская классика на дорогах не валяется. А если и валяется, то в винтажах куда более молодых, чем этот.

Многим соотечественникам хозяйство Montevertine известно по борзому лейблу Le Pergole Torte, но именно “простое” Montevertine было первым вином знаменитых теперь ребят, к которым все ломятся, но к которым не всех пускают. Лицом и причесоном чем-то напоминающий знаменитого испанца Альваро Паласиоса, Мартино Манетти фигачит это вино в соответствии… не знаю, в соответствии с чем, потому что с Мартино я не знаком, а вина его встречаю не часто.

Если ты сомелье, и у тебя вдруг намечается вертикалка Montevertine — обязательно дай знать!

До Мартино с винами здесь колдовал папа — Серджио Манетти. Ну как, папа — папа владел, а “колдовал” маленький да удаленький тосканский реформатор-дегустатор Джулио Гамбелли (о чём прям сказано на этикетке, если как следует присмотреться). Если ты ещё не знаешь про Гамбелли, надо быстро прочитать совсем небольшую книжку, которую написал про него не помню кто (Carlo Macchi, “The Man Who Could Listen To Wine”). Манетти, между прочим, был не особо винным человеком, а олигархом стальной индустрии (кто знает, почему именно олигархи стальной отрасли проявляют столько внимания к Тоскане?). О ещё одном олигархе и его закидонах я тебе скоро расскажу.

Но мы отвлекаемся. С 1971-го по 1981-й годы на бутылке красовался фирменный петух Chianti Classico, а затем, когда хозяйство вышло из Консорциума CC, петуха тоже к чертям элиминировали (хорошо хоть не подвесили вверх ногами), а вино стало просто Toscana IGT, очевидно, не потеряв при этом ни духа, ни сортов, ни своих восстанавливающих здоровье качеств.

Что там по полезным для здоровья качествам, я сейчас расскажу: в отличие от многих вин такого возраста, оно не превратилось в унылый, плоский декаданс, а санджовезе, канайоло и колорино не стухли в бутылке, пожелав остаться неизвестными. Сухие розовые лепестки крошатся на языке (не спрашивай, на каком этапе их добавляют в вино), трюфельная нотка сквозит через дымящуюся на столе пасту с помидорками, сладкие высушенные солнцем тосканские травы (ну не пьемонтские же!) и в целом, мягкий, совсем чуть-чуть ванильный нюанс, дополняют картину маслом.

Если глянуть в тех. лист, становится понятно, что два года в славонском дубе и трехнедельная ферментация в цементе — стандартный процесс для этого вина, в то время, как в Le Pergole Torte присутствует ещё и выдержка во французском баррике.

Официальная, между прочим, рекомендация по температуре подаче — всего 17-18 градусов, заставляет ещё раз задуматься о том, что великие точно знают, как нужно пить их вина. Если говорят пить красное холодным — так и делай, если белое тёплым — тоже!

Открытая бутылка не увядает со временем и уходит со стола первой — не успеешь оглянуться, как какие-то люди уже выпили то, что по праву причиталось тебе.

Если Montevetine 2001 чему-то и учит нас, так это не хлопать ушами, если бутылка на столе лишь одна.

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Ретроспектива Col d’Orcia: '10'00'90'80

Следующая

Что принесли Russian Wine Awards 2020