Эти креветки уже не оживут

Они всегда друг с другом делили поляну: Vinitaly и Gambero Rosso. Но если первая под чутким предводительством Стиви Ким эволюционировала в относительно вменяемое мероприятие, где толкучка компенсируется нормальным локейшеном, гардеробом, туалетом и даже (!) бокалами (нынче это тоже роскошь), то GR как залез в болото трехбокальной безысходности, так оттуда уже не вылезал.

Помнишь тот Гамберо Россо, который проводили на верхних этажах московского ГУМа? По сути это был тот же трэш, но с огоньком – витающую в воздухе элитарность портили неожиданно вторгающиеся в зал по окончании ивента милиционеры (да, дети мои, тогда ещё были милиционеры!) и разгоняющие по праздничным галлереям людей, основательно забывших сплевывать двухбокальный и трехбокальный “жир”.

Возможно (но верится с трудом) в винном мире 2019-го ещё есть люди, которым количество пресловутых «бокалов» от GR что-то говорит о качестве вина. Где эти люди, кроме как в российских деревнях, куда доходит только сигнал первого канала – и тот с помехами? Этих людей просто нет. «Бокалы» Gambero Rosso так же релевантны нашей с тобой реальности, как выбор вина по совету Джеймса Саклинга или, скажем, Оза Кларка. Ну мы же не китайцы, хотя, в общем-то, и варвары.

Не то, чтобы Саклинг и Кларк не отличали белое от сладкого, просто, во-первых, у нас есть уже свои звёзды (ну, хотя бы локальные), просто они пока не в состоянии рейтинговать те количества вин, которые бы позволяли выпускать свой Вайн Спектейтор. Во-вторых, н-цать лет торговли в России уже научили, что доверять выбор вина непонятным забугорным дядькам и тетькам не стоит: что у них там в голове, какие соображения, хрен разберёт! И не тычьте мне в лицо Мастером Вина, который подбирает ассортимент для сетки «Да!»: эти игрища – сугубо частный случай.

Gambero Rosso «D-Телеграфного» периода было трэшем, о котором массы отзывались, качая головой. Я сейчас говорю и о посетителях, и о виноделах. Ради справедливости скажу, что ловить что-то интересное сегодняшнему сомелье тяжело и на Винитали, но есть такое чувство, что железная хватка организаторов и сила бренда Vinitaly ещё могут вытянуть из импортера хоть какие-то интересные вина. Нежелание давать бутылки понятно – любой торговец в курсе, что приличному «сому» влом толкаться локтями в погоне за вином, которое было на рынке ещё 20 лет назад. Лишь изредка ты можешь увидеть «виночерпия» с округлыми глазами, который не совсем вкуривает, как и зачем сюда попал. Причин давать на мероприятие свои новинки становится ещё меньше, поскольку все понимают – что-то распробовать в таких условиях может только Роберт Паркер, и то, если приедет с охраной и будет пробовать в соседнем зале за пуленепробиваемым стеклом.

В новомодном московском “Депо”, куда перенесли ивент в этом году, полумертвый пациент продолжает чувствовать себя таким же полумертвым: не помогают ни почему-то висящие над головой гиганские бублики (фигли, знайте русскую душу!), ни изначально щербатые бокалы по 300 рублей залога, за которыми надо сначала выстоять очередь на сдачу наличности, а потом, что самое печальное, попробовать выстоять ещё большую очередь обратно (вопрос 1: ты носишь с собой наличные? Вопрос 2: почему на Винитали не надо слюнявить кэш за бокалы? Какое вообще отношение кэш имеет к мероприятию?).

Не помогают даже толпы усатых людей с целлофановыми пакетами в охапку, которые для “Депо” так же чужды как упоминание имени Изабель Лежерон на дегустации консорциума вин Пино Гриджио. По их количеству легко определить, работает ли на GR фейс-контроль. Ответ знаем и мы с тобой, и присутствующие виноделы: на лицах разливающих вино производителей, которых атакуют любители красного полусладкого, выражена глубокими морщинами боль по поводу бесполезно потраченных европейских бюджетов и времени. А по Москве долго ещё будут перечисляться со счёта на счёт 300 рублей за бокал: бабки, которые ты быстренько занял у захмелевшего друга. Или подруги.

Вдобавок к тому, что вино на этом ивенте пробовать просто физически тяжело, у GR нет намерений даже пытаться управлять потоком гостей. Подобный высший пилотаж может показать только тот, кто о них, о гостях, задумывается. Примеры этого есть — скажем, разбиение зала на дегустационные зоны с помощью цветовой подсветки, как было только что на «Горизонте».

И конечно, нас с тобой снова принуждают напиваться без вариантов выплюнуть вино — потому что сделать это по-человечески в условиях дикой толпы не может никто. К сожалению, они не в курсе, что выплевывать вино удобно, отойдя от стола, куда ломятся усатые люди с целлофановыми пакетами, что количество плевательниц должно быть пропорционально количеству посетителей, а размещать дегустацию в месте, где с одной стороны пахнет готовящейся бараниной, а с другой — рыбным супом, мягко говоря, не комильфо. Хотя, надо признать, тот факт, что ты в любой момент (или же после мероприятия) можешь навернуть рыбного супа и, таким образом, оттянуть впитавшийся в тебя алкоголь, всерьёз греет душу.

Какие-то вещи вполне можно простить организаторам какого-нибудь очень молодого фестиваля, но “мощный старик” Gambero Rosso (сколько ему лет в Москве, не сочтёшь) позиционируется как мероприятие для профи, а, скажем, “Горизонт” — для всех, кто любит натуральное и “околонатуральное” вино. Иронично, что именно на московском Gambero Rosso всё делается по законам биодинамики.

Без температурного, то есть, контроля.


(слушать с опаской: заботливый автор)

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Молодой Шапутье

Следующая

Книжка от MW: Wines of Northern Spain Сары Джейн Эванс