Ваниль, которая всегда с тобой: La Rioja Alta 904 Gran Reserva 2001

Когда бесконечные рассуждения о биодинамике и натуралке утихают, настаёт время классики. Дизлайки и прочие знаки презрения оставим принципиальным. Есть в таких винах своя тайная магия, которая способна поразить даже «натуральщика», вырубить на уровне подсознания. Или, по меньшей мере, вызвать нездоровый блеск в глазах. «Мы всё, каэш, понимаем, но пить такое не будем».

Ни при каких условиях я не могу позволить себе платить «десятку» за вина вроде «904» от La Rioja Alta, одной из нескольких бодег, жирно сидящих в границах маленького городка Haro, винной Мекки Риохи. В эпоху пандемии об Аро вспоминаешь, как о красивой прошлой жизни, из которой тебя изгнали поганой метлой. В раю остались лишь избранные: те, кто в Аро живёт. И, тем более, невозможно ни откопать, ни позволить себе пить 2001-й винтаж этого бленда темпранильо и грасиано. Такими вещами тебя сегодня не угостит знакомый somm (тот, подмигивая, нальет тебе мутнячка или, скажем, гамэшечки. Такие вина как «904» могут предлагаться сегодня только в классических ресторанах, которых после кризиса осталось перечесть на пальцах двух рук. Я могу представить, как его льют зарубежной публике в каком-нибудь Lotte или Il Lago с белыми скатертями.

Серьёзная ваниль с головой выдаёт аменрикэн-стайл обработочку

Даже не зная, как именно делается это вино, всё более-менее понятно сразу: серьёзная ваниль с головой выдаёт классическую америкэн-style обработку деревом с другой стороны атлантического океана. Большинство из нас давно испытывают отвращение к этому тону, который убивает фрукт и маскирует всё, что можно в вине замаскировать, превращая его в ненавистный молочный улун. У La Rioja Alta улун делается in-house, это свои, кастомные бочки.

«904» в названии вина относится, естественно, к году, когда La Rioja Alta купила Bodegas Ardanza, хозяйство, которым владел в тот момент мучачо дон Альфредо Арданца. Наряду с этим вином ещё одним топчиком хозяйства остается Gran Reserva 890: нумерология плотно интегрировалась в названия двух главных вин бодеги. Слово «главный», естественно, идёт в кавычках: вовсе не этими винами известна La Rioja Alta миру, а чем-то куда более демократичным типа гениального и горячо любимого Vina Ardanza.

Рот этого почти двадцатилетнего вина, однако, повергает пьющего скептика, как минимум, в сомнение: хотя ваниль остаётся при тебе, темпранильо с сорокалетних лоз с грасиано каким-то удивительным образом умудряются вести себя более чем прилично, не убивая рецепторы и даже наоборот, освежая их потоком ментоловой энергии. Как бы это по-идиотски ни звучало.

Ещё одно поражает в этом вине: оно не тяжелит, несмотря на ожидания от испанского «топчика». Глядя на алкоголь (12,7%, да-да, так указывает производитель), хочется хлопать по плечу винодела и одобрительно произносить позитивно-матерное joder! Вино, созданное до того, как «глобал ворминг» стал притчей во языцех и сделал подобные уровни алкоголя малореалистичными, заслуживает, как минимум, внимания.

Гран Ресерву 2001 не мешает прилично охладить

Гран Ресерву 2001 не мешает прилично охладить: это один из ключевых моментов при сервировке подобных вин, будь то шпет-2005 или темпранильо-2001, удовольствие повышается на порядок.

А порядок, он ведь, понимаешь, нужен!

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Perpetual Reserve: вечный двигатель шампанского