Ich liebe dich: волшебство от Heymann Löwenstein

//

Чтобы ощутить красоту, тебе не надо знать, что этот человек — тринадцатое поколение, и что винодельня в Нижнем Мозеле была основана в 1980-м на хоть и отдаленных, но зато одних из самых крутых склонов региона. Шестьдесят процентов уклона — это не шутка, но знать это, чтобы ощутить красоту, совершенно не нужно.

Райнхард Ловенштайн, который вместе с женой Корнелией творит чудеса в Мозеле, выглядит до боли “нормальным”. Что-то в его внешнем виде есть от Эйнштейна, которого никто не знал лично, но каждый себе чётко представляет: обычный клерк патентного бюро, случайно перевернувший мир.

Восторг выглядит как Uhlen L

Выходит, что не совсем обычный. Где-то подсознательно ты знаешь, что рислинги бывают великими. Вопрос в другом — часто ли ты сталкиваешься с ними в узком коридоре жизни? Может ли он выбить из колеи повседневности и даже из насыщенного винами всего мира калейдоскопа сменяющихся пейзажей? Пробуя это, не хочется задаваться вопросом, какого обжига у тебя бочки или, там, делаешь ли ты спонтанную ферментацию. Ты шутишь, брат (сестра)?

Хочешь поугадывать, как терруар влияет на вино? Голубой, серый и красный сланец тебе в руки! Великие рислинги не требуют технических описаний. Заполнять на них длинные формы, расписывать тона и ароматы кажется пошловатой банальностью, упражнением в никому ненужном графоманстве. Лучший вариант — делать глоток за глотком и созерцать внутренние реакции своего организма. У каждого они будут разные. Зрачки — расширятся, пульс — участится, кровь — прильёт к мозгу, чувства — обострятся. Ты понимаешь, что попался.

Почему бы нет?

Мне всё равно, как величает Райнхарда Дженсис Робинсон: пускай у каждого из нас будет свой персональный Ловенштайн, добрый дядя, делающий сбивающие с ног вина, рислинги совершенно особого назначения, вина плескавшегося здесь 400 миллионов лет назад “глобального океана”. Вина доброты и медитации.

Пускай у каждого из нас будет свой персональный добрый дядя Ловенштайн

Как бы описать вина Weingut Heymann Löwenstein одним словом, не используя заезженных или неуместно-банальных слов? Точно не “минеральные”, хотя минеральности в них — вагон. Точно не “фруктовые”, хотя экзотики в них немало. Точно не “сложные”, хотя сложности в них — как грязи. Скудость словарного запаса приходится прятать за словами, которые могут хоть как-то передать происходящее у тебя внутри, когда делаешь глоток любого из рислингов с виноградника Uhlen — будто то L, B или R — вынужденные, в общем-то, названия трех Grosses Gewachs, или, по рабоче-крестьянскому, Гран Крю. Погоди, это только цветочки: вина GG Röttgen — как запрещенные колюще-режущий предметы, которые нельзя проносить с собой на борт. А вдруг ты буйный?

Важность момента подчеркивает подача исключительно из магнумов. Вообще, рейнские магнумы, синие и зеленые бутылки — сами по себе уже настраивают на возвышенный лад. Они и выглядят так утонченно, что кажется: этот магнум и есть “нормальный” размер.

2014 Uhlen L Riesling GG / Terroir Laubach

Это тебе не 90-е, не двухтысячные даже — а вино заставляет вспомнить фразу “I’m going slightly mad”. Лизатые недавно камни — это тебе в это окошко. Серый сланец, вот засранец! Вино остаётся во рту и норовит поселиться в нём навсегда. Восторг с первого глотка.

Magnum madness, а как ещё сказать?

2015 Uhlen B Riesling GG / Terroir Blaufusser Lay

Тебе что-то говорит фраза “холодный серо-голубой сланец”? Уже на втором вине мне понятно, что с Heymann Löwenstein я попал. Этот рислинг пытается обмануть первичной медовостью аромата, но от нас не спрячешься — не надо прятать жирное тело среди мокрых скал! Гигант мысли, этот сравнительно молодой ещё, но такой уже борзый “Улен Би”.

2015 Uhlen R Riesling GG / Terroir Roth Lay

С утра натянул красные сланцы и вышел на туманный склон GG. Внизу вяло тянутся баржи — Мозель вполне судоходен, умолчим про Рейн. Глобальный океан давно превратился в пару рек, а вина, вдохновленные им, мы пьем и сегодня. Рислинг R с богатых железом бурых сланцев — убийца неопытного рта, а может и наоборот — не с такого ли вина можно начать знакомство с терруарным миром? Да и вообще, с миром вина? По-моему, так идеальный образец — отчаянно (и обманчиво) абрикосовый в аромате, вкус сбивает с толку длящейся целую вечность минеральностью. Твёрдая пятерка по шкале шершавости.

На бутылке — намёк на 1-er cru, в 2010-м ещё можно было играть во французов

2014 Röttgen Riesling GG

Порох и кремень, акация и мёд. Экзотический и яркий, острый как лезвие ножа, которым только что мелко резали абрикос. Или персик? Это ненужные никому детали. Sharp as hell. Желто-коричневый и истине-черные сланцы. Настоящий терруар-porn.

2010 Röttgen Riesling Reserve

Что это, как это? На бутылке — намёк на 1-er cru, в 2010-м ещё можно было играть во французов. То, что внутри бутылки, однако, никак французским не назовёшь: сложная, текучая сладость и обманчивая медовость вступают в диалог (сейчас модно говорить “коллаборацию”) с чётко-минеральным вкусом. Частично ботритизированный виноград, который идёт на производство сухих вин — Ловенштайну не впервой. Грузите бочки апельсинами. И почаще!

Год основания: 1980
Кол-во гектаров: 14
Годовое производство: 80 000 бутылок
В VDP: c 1997 года
Сорта: 98% рислинг, 2% шпетбургундер

Где брать в России: Винтаж-М

Тейстинг

2014 Uhlen L Riesling GG / Terroir Laubach
2015 Uhlen B Riesling GG / Terroir Blaufusser Lay
2015 Uhlen R Riesling GG / Terroir Roth Lay
2014 Röttgen Riesling GG
2010 Röttgen Riesling Reserve 

close

Нравится? Подпишись!

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ СВЕЖИЕ ПОСТЫ

Спама не будет, только новые посты

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущее

The Verdicchios money can’t buy

Следующее

Отрывок: Dinner and Deception / NYTimes