Насущная необходимость: Italy’s Native Wine Grape Terroirs от Йена Д’Агаты

Когда Йен Д’Агата открывает рот и начинает говорить про вино — жди отрыва от всего, что ты знал до этого. Медицинский мозг даёт о себе знать — Д’Агата способен препарировать любой итальянский сорт в разрезе любой плоскости — терруарной, исторической, политически-апелласьонной. Именно поэтому вышедшая в этом году Italy’s Native Wine Grape Terroirs — обязательная настольная книга любого любителя вина, каких бы “канонов” и “течений” он ни придерживался.

Вердикт: для тех, кому важен переход от количества информации об итальянском вине к её качеству

Первый, и самый насущный вопрос — чем отличается эта книжка от предыдущей, вышедшей в 2014-м Native Wine Grapes of Italy? Тут всё просто, и ключевое слово “Терруар” в названии сразу скажет, в чём отличие. Д’Агата решил, что раз сортовая карта уже разыграна в предыдущем издании, пора бы выложить на стол карту терруарную. Ан, нет, ни фига: автор продолжает придавать сорту винограда первостепенное значение: “Помни, что никакие терруары не превратят санджовезе в мерло или монтепульчано…”. И далее — “Иными словами, если сорт — это автомобиль, то терруар — это водитель”.

Я не собираюсь расписывать всю книгу на цитаты. Намекну лишь, что в первой части культурно-социальные аспекты терруара оказываются не менее значимыми, чем его физические параметры. Что такое “терруар” в Италии, в отличие, скажем, от “терруара” во Франции? Этому посвящена глава Understanding Terroir and Its Context in Italy. Д’Агата отправляет нас в размышления о бургундских монахах, бордоских гран крю классе и судьбе Эльзаса, чтобы затем, на контрасте, показать ключевые отличия истории терруаров Италии — начиная с древних римлян и заканчивая современными исследователями итальянских терруаров. Соотношению сорта, ДНК и терруара посвящены еще 15 обстоятельных страниц.

Естественно, Д’Агата не мог обойти стороной вопросы формирования системы итальянских апелласьонов, рассматривая их влияние как с негативной (в основном), так и с позитивной стороны. Здесь есть место, где ты можешь свободно поспорить с Д’Агатой, но сам факт того, что книга провоцирует на мысль, неоценим.

Ключевым изменением по сравнению с книгой 2014-го года, которая (не побоюсь сказать) уже давно стала настольной для очень многих фанатов итальянского вина, стал фокус лишь на нескольких, главных, сортах в противовес “всем возможным” сортам предыдущей книги. Это логично — скорее всего, ты будешь искать подробную информацию о неббиоло, а не о сусуманьело, будешь тыкаться в интернетах в поисках инфы о санджовезе, а не о тиморассо или скьяве. Урез по сортам произошел очень значительный — здесь их осталось, буквально, 45 штук.

Пример 1: история терруара в Италии

Что делать? Ответ прост: за редкими сортами отныне ты обращаешься к первой книге, в новую же идешь за подробнейшим разбором “классики жанра” — всевозможных терруаров и микроклиматов, и, не менее интересно, лучшими, на его взгляд, хозяйствами. Это своеобразный углубленный разбор самых важных итальянских сортов, которые, наверное, обеспечивают тебе процентов 85 тем для винных бесед, в разрезе топовых терруаров, на которых они дают самые лучшие результаты.

Для кого эта книга? Для всех, кто хорошо понимает английский (язык) и интересуется итальянским (вином). В отличие от подавляющего большинства книг “о вине”, Д’Агата свои слова постоянно подкрепляет ссылками на исследования и работы, которые остаются за кадром в других. Здесь мало места фантазиям и домыслам, хотя, уверен, личное восприятие Д’Агаты почувствует каждый.

Пример 2: начало главы об альянико

А почему бы, собственно, и не почувствовать? В конце концов, не я и не ты — контрибьюторы бесчисленных журналов типа Decanter и Vinous, не я и не ты обладаем феноменальной памятью на сто-тыщ-пятьсот лет назад, когда ещё по земле ходили динозавры, не я и не ты умеем унизить сорт винограда так же хорошо, как его и возвысить, оставив нам только чесать репу:

“Что это было?”.

Купить на Amazon

Антон Моисеенко

Не моё дело рассказывать тебе, что, как и почему пить. Поддержать винный диалог, пробудить винную мысль и заставить улыбаться — вот это по мне!

Предыдущая

Не в автохтонах дело: тиморассо, дурелла, сусуманьело и другие итальянские странности

Следующая

Опознанное венгерское: озеро Балатон и его вина