Генератор спойлеров

in Философская Среда by

Каждый раз когда кто-то делится с миром своими дегустационными наблюдениями о свойствах попробованного вина, мы видим встающее во весь рост, ухмыляющееся, раздутое до небес эго. Чем серьёзнее автор идёт по стандартным лекалам фруктово-овощного набора, тем сильнее хочется вызвать ему хорошего психиатра. Хорошего!

Кто помнит своё первое описание вина? Был ли это стандартный набор по образу и подобию Wine Spectator или Robert Parker. Мы заражены ими, больны напропалую. Чем дольше мы сталкиваемся с этими описаниями вин, которые публикуют фейсбучно-инстаграмные френды, тем больше тоскуем (можно, я буду во множественном числе, как бы считая, что со мной все согласны?).

Так вот.

Это не снобизм.

Сомелье, блогеры, виноторговцы и им сочувствующие — почти все считают, что их сугубо личные ощущения важны нам с тобой настолько, что мы, сломя голову, будем вчитываться и продираться сквозь их соображения и воспоминания детства. Почему всем этим людям так важно вынести свои “оригинальные” рассуждения о том, сколько смородины они ощущают, насколько их это вино поражает и как крут этот винодел? Более того, почему они думают, что нам это будет интересно читать? Необъяснимо.

И всё же, хорошо бы попробовать объяснить.

Примитивное понимание вина как чего-то, что можно (и даже нужно!) описывать в деталях — не редкость. В конце концов, чему учат школы сомелье, чему учат импортеры? Что винная критика — а значит, и описания вин — вещь архиважная. Сегодня, впрочем, это уже меняется. Новое поколение, да и старое, уже плевать хотело на критиков. Я не помню, когда я в последний раз слышал, что то или иное вино надо пить, потому что ему кто-то что-то поставил. Да и никогда этого особо не было, просто сотрудники виноторговых компаний используют рейтинги, как инструмент, даже не задумываясь, что время их прошло. Даже к некхенгеру нужен иной подход, если уж на то пошло. Именно поэтому фейсбуки компаний, гордо вещающих, что “Вино XXX получило 95 у Дж.Саклинга” — унылы как ноябрьская Москва. Это и есть дно.

Если так задуматься, описания вин важны только для тех, кто вино продаёт. Каким-то текстом нужно сопровождать сочные картинки бутылок. Каким-то текстом нужно забивать обведенные в кружок рейтинги. Каким-то текстом надо пичкать неопытных и податливых. На определенном этапе развития вкуса необходимость в чтении всех этих описаний попросту отпадает. Это как пресловутое от сладкого к сухому, хотя в эту эволюционную доктрину я вообще не верю. Если ты как я, начал путешествие в мир вина с Château Angélus 2007, хуже тебе от этого точно не станет — ускоренное погружение позволяет пропустить совершенно ненужные этапы.

С одной стороны, взорваться вдруг описаниями вина — очевидная вещь для человека, который вдруг понял, что он тоже может “описывать вино”, как и те “большие” тётеньки и дяденьки, которые выбрали вино своей профессией, и теперь надменно козыряют нам с обложек журналов. На самом-то деле, на обложках бывал только Паркер, а степень важности всех остальных увеличена искажением медиа. Отсюда — армия людей, которые генерируют описания вин, “потому что могут”. Качество этих описаний оставим в стороне — не каждый обучен даже родному языку. Перлы там на каждом шагу такие, хоть Vivino открывай.

Есть и другая сторона медали: описания вин — это чистой воды эксгибиционизм (оставим в стороне бизнес-мотивации вроде “Google лучше индексирует”). Описывающие в деталях вино на самом деле находятся в одном шаге от того, чтобы выйти на улицу в пальто на голое тело и начать кричать “Превед!” проходящим мимо незнакомым людям, делая взмах руками. Психиатра б!

Как и в текстах их винных заметок, гордиться под этим пальто, скорее всего, будет нечем.

Впечатляются — и это их право — лишь особы впечатлительные и те, кто пишет “Ах, какая ты сегодня красивая!”, под любой фоткой женщины в фейсбуке. Со вставкой, минимум, пяти сердечек.

Есть, впрочем и другие психологические соображения. Пожалуй, только вино вызывает у слабых духом такие нездоровые порывы делиться своими ощущениями с окружающими. Где восторженные описания сыров? Или, там, парфюма? Впрочем, парф-маньяки ещё как существуют.

Вино — особо благодатная почва для развития таких тяжелых недугов, как самолюбование, эгоизм, нарциссизм и злоупотребление доступом к бутылкам. Вероятно, есть что-то общее между написанием бессмысленных описаний и привычкой выкладывать баяны бутылок без единого комментария со стороны автора. Частично, это язык невербального общения “Мы с тобой одной крови”, зашифрованный мессидж дружбы на фоне выпиваемой визуально одной и той же бутылки (или класса вина). Новый язык винного общения подразумевает, что ты выкладываешь только “правильные” бутылки, которые оценит твоё окружение и на которые будет, как бараны, смотреть окружение нетвоё.

Фотка бутылки так и болтается без описания. Почему-то она всё равно выглядит приятнее, чем пространно-тошнотворный разбор вина на ароматы. Потому что когда идёшь в кино, не хотелось бы знать, в чём сюжет и чем оно закончится. Это потом уже фильм можно пересматривать, зная все завихрения сюжета, но первый раз — он остаётся первым. Не нужно нам спойлеров. Мы пришли в кино, чтобы впечатлиться и порадоваться, самостоятельно, без подсказок и ложных аплодисментов там, где надо “смеяться”. Без суфлёров. Дайте спокойно выпить.

А текст оставьте при себе.