Ничья верначча

in Wine Date/Италия by

Слыхали последние сплетни? Говорят, граф Миланский Лодовико Сфорца распилил итальянские госбюджеты: большую часть отмыл через подставные фирмы-однодневки родственникам, реставрировавшим Миланский Собор, а то, что не удалось, потратил на закупку верначчи из Сан-Джиминьяно во фьясках на свадьбу нежно любимой дочули.

По документам фьясок было 200 штук, что по сегодняшним корпоративным меркам совсем вроде и ничего. Это только во сне себе можно представить наших чиновников, выгребающих Chernaya River для любимых родственничков. А у них вот — “патриотизмо”. А всё почему? Да потому что вкусно!

С верначчей всё просто — она, со всей очевидностью, достойна “выгребания”, и её плачевное сегодняшнее почти полное отсутствие в картах отражает только убогость нашей виноторговли и того, как сильно мы “ценим” классические сорта, делавшие когда-то вечера и ужины особам королевского масштаба, ну или, по крайней мере, масштаба бояр Медичи и прочего значимого дворянства, на дачах которого верначча была самым важным делом после укропа и петрушки. Но пока верначчу не пьёт бородатая хипста с татухами, на неё мало обращают внимания.

Вино, коим не гнушалась в своё время итальянская знать, делается в аппелласьоне, официальные правила которого были волей случая оформлены первыми в Италии (San Gimignano DOC появился в 1966 году), но верначчу, определенно, цедили за несколько веков до.

Красная Тоскана безусловно и совершенно неправомерно задвинула белую глубоко в пыльный угол и совершенно непонятно, кого в этом можно безопасно обвинить — то ли сами виноделы спят, то ли просто никому ничего там не нужно: выйдешь утром в поле, глянешь на восходящее над башнями абсолютно сумасшедшей красоты вечного города Сан-Джиминьяно и как-то успокаиваешься — чего суетиться-то, если на тебя каждое утро таращится вечность?

Для того, чтобы полюбить верначчу, как и с многими другими замороченными неароматическими итальянскими сортами, нужно терпение (чтобы найти) и культура (чтобы оценить) пития. Хорошая верначча деликатна и нежна, замечательная верначча — шершава, минеральна и своей легкой перечностью оставляет, как мы недавно выяснили, ощущение красного вина. Верначчу сегодня делает небольшая группа виноделов, в своём глубоком затворничестве заслуживающих всяческого внимания тех, кто вино любит и пьёт.

На фразу “угри в вине” в поисковике вылезают какие-то околомедицинские ссылки на сайты целителей, а ни разу не на Данте Алигьери и цитату из “Божественной комедии”, где верначча упоминается прямым текстом:

ebbe la Santa Chiesa in le sue braccia:
dal Torso fu, e purga per digiuno
l’anguille di Bolsena e la Vernaccia

Русский переводчик “Комедии” внаглую и совершенно свободно опускает название важного сорта винограда и оставляет лишь указание на “вино”, настоящее преступление против верначчи, которое не простим ему никогда:

Святую церковь звал женой своей;
Он был из Тура; искупает гладом
Больсенских, сваренных в вине, угрей

Шёл четырнадцатый век, и верначча колосилась вовсю. В веке двадцать первом мы — (страшно сказать) — профессионалы, ничего толком не знаем про этот сорт: толком не распробовали, толком не познакомились, толком не поняли. Немногие даже знают, что вполне русскоязычные принцессы семьи Строцци, мелькающие время от времени на страницах “глянца” (особенно после того, как в гости нагрянул Владимир Познер), сегодня с душой и сердцем погружены в производство вина именно в этом регионе.

От верначчи станет всем светлей: Наталья Строцци

Да, я сидел с невероятно приятной в общении принцессой Натальей Строцци за одним столом и пил её замечательную, радостную и яркую верначчу. Если покопаться, здесь найдешь немало знаковых фигур — одна только Элизабетта Фаджиоли, живущая идеями примирения мира с природой и поддержания крепких духовных скреп, чего стоит. Я про неё уже писал, и таких в районе Сан-Джиминьяно, очевидно, немало.

Местный бунтарь и он же рубаха-парень Симоне Сантини владеет виноградниками с козырным видом на башни Сан-Джининьяно. Помимо горячо любимой мной верначчи он делает еще и красное Сан-Джиминьяно, которое формально может выпускаться лишь как Toscana IGT.

Vernaccia di San Gimignano — место силы для белых вин, и пока ты их не попробуешь в достаточном количестве, ничего не поймешь.

Про хорошую верначчу можно без стеснения сказать, что она гастрономична и элегантна, без пошлой фруктовости и прочих выкрутасов.

“Над Сан-Джиминьяно вставало солнце”

В отличие от многих других регионов, где настоящей заразой является экзальтированная игра с бочкой, в Сан-Джиминьяно подавляющее большинство пришло к пониманию важности сохранения незамутнёного дубом стиля. Насмерть обожженных калек здесь не так уж много.

Если кто-то планирует поехать в Тоскану, имеет смысл взять на пробу и попросту выпить с хорошей рыбой или морепродуктами следующие образцы.

Poggio Alloro: три верначчи разного стиля, все — отлично сделанные, отменно сбалансированные и вызывающие желание ехать в хозяйство и пытаться докопаться хоть к чему-нибудь. Базовая Vernaccia 2017 (ан-примёр) — яркое, экзотическое, солнечное, с очень приятной горчинкой в послевкусии, грузить ящиками и пить, пить, пить. Вино с непроизносимым названием Il Nichiaio оставляет ощущение цитрусовых и гармонии, а выдержанное в бочке Le Mandorie 2016 навевает мысли о сигарной бочке. Это одна из немногих верначч в подобном стиле.

Montenidoli: королева верначчи, и огромная удача, что она есть в России, не быть здесь её могло очень даже легко. Tradizionale 2016 — чуть в оксидативном стиле, своим декадентством напоминающее увядающую чайную розу, с тонами редукции или чего-то в этом роде, впрочем, тонами приятными. Fiore 2015 — гордое вино с твёрдым характером и прямой спиной. Фиоре заставляет задуматься о жизни, и ничего тут не поделаешь — сиди и думай. Ты едешь в метро, а рядом стоит некто с большим и красивым букетом цветов. Понять все про Элизабетту можно увидев Carato 2012 на антепримах верначчи: ну да, для неё это свежий релиз. Глубокое, соблазнительно пахнущее мелом Мезозоя и лимонами, плотное, но явно “не для всех”, вино предназначено для особой еды и особого сознания. И это была позитивная оценка.

Элизабетта Фаджиоли (Montenidoli), твой покорный, Симоне Сантини (Le Calcinae)

Casale Falchini: очень интересные и достойные верначчи. Vigna a Solatio 2017 (ан-примёр) — мягкое, красивое, чуть минеральное во вкусе вино, не напрягающее мозг, но оставляющее исключительно хорошие эмоции. Чуть более структурированное Ab Vinea Doni 2016 будет отлично сочетаться со всем на свете, чуть более подрал кислотность подстегивает воображение и аппетит. А Vinga a Solatio 2015, несущее обозначение Riserva — с чуть большей сложность, гармоничной начинкой и двигающее тебя в сторону группы фанатов Сан-Джиминьяно. Прекрасный образец, чтобы начать знакомство с аппелласьоном, потому что начинать имеет смысл с самого лучшего. В этом я ну совсем не сомневаюсь.

Guicciardini Strozzi: о Строции я уже упоминал, и вот, пожалуйста: Titolato Strozzi зашкалило по всем параметрам и для меня оно останется ярким примером того, какой классной может быть верначча, если уметь “её готовить”. Вино с фантастической цветочной гармонией и общим позитивным взглядом на жизнь. Villa Cusona и “ризервное” Strozzi оставляют только хорошие ощущения — вина с запоминающимся характером, вибрирующие, режущие язык чёткой кислотностью, которая, впрочем, совсем не отбивает желания пить его безо всякого сопровождения. Стоит ли говорить, что еда к этим винам подойдет почти любая: вот как-то с верначчей сложно ошибиться.

Massimo Daldin: ан-примёрная “базовая” верначча и вино Vigna in Fiore (оба 2017) говорят об одном — об этом производителей ты ещё услышишь. Здесь всё очень хороший и планка задана ого-го. Яркие, солнечные, красочные, но не пошлые (я повторяюсь) вина эволюционируют в сторону “лизатых” камней, хорошей структуры и задорного, щекочущего нервы, послевкусия.

Podere Canneta: замечательно выступает с обоими молодыми винами 2017 и 2016 годов (второе называется La Luna i Le Torri, видимо, намекая на городские башни Сан-Джиминьяно). Верначча получается у хозяйства сложная и красивая, полнотелая, ярко-желтого цвета и приятной, крайне приятной горчинкой. Вино же “с башнями” структурировано выдержкой в дубе, которая, впрочем, ей пошла лишь на пользу.

Tollena: ещё одна верначча с намёком на лунные дела (зовётся Lunario) показывает, что на это хозяйство можно взглянуть в будущем поближе. Достаточно сложное, чтобы задуматься об особом поводе для употребления внутрь, оно отдаёт сладковатой фруктовостью, что ничуть не мешает взять это полное тело под свой контроль.

Лишь небольшое количество верначчи попадает в Россию. Хотите попробовать, “не отходя от кассы”? Бежать имеет смысл сюда:

Tenute Guicciardini Strozzi — “Форт”
Montenidoli — “Азбука Вкуса”
Panizzi — “АСТ”
I Colombi — “Ладога”
Poderi del Paradiso — “Грейп”