Полный Картец

in Жизнь других by

Если вино — существо уже достаточно сложное и непонятное, то с просекко можно смело умножать на два, а то и на три. Зона производства качественных просекко, при произношении названия которой уже вянет язык — Conegliano Valdobbiadene DOCG — таит немало загадок.

Одна из этих загадок состоит в том, что самая известная территория производства просекко — фантастически живописный и местами опасный для жизни холм Картицце (Cartizze) — заселён вовсе не компаниями производителями вин, а, скорее, независимыми виноградарями с доставшимися им по наследству участками Холма (да, с большой буквы, потому что виртуальная цена за гектар здесь достигает величин, сопоставимых с Шампанью, до пары миллионов евро). Если бы, конечно, хоть кто-то тут что-то продавал. Такие вещи на Холме почти немыслимы: продать свой виноградник в Картицце может только человек, решивший напрочь порвать со своими корнями, вырвать их с клочьями, выкинуть в мусорный бак и подкинуть туда дымиться бычок Belo-Amore.

На Холме Cartizze из 106 гектаров земли Бруно владеет двумя жалкими гектарами. Несмотря на кажущуюся ничтожность цифры, это позволяет Бруно иметь доход, достаточный для содержания большого красивого дома, который затерялся здесь же, подле ценного виноградника. Вода, газ, электричество, экологически чистый район: всё, как у людей. У людей с Картицце.

Такие виноградари — на особом счету у крупных и мелких виноделен. Бруно сотрудничает с компанией Ruggeri, весь свой виноград с Холма поставляет именно ей.

Пресса виноградарей вниманием явно не балует, и Бруно несколько стеснялся такого внимания: потому на вопросы отвечал скорее сдержанно, немного “разогнавшись” лишь к концу интервью.

Бруно, вы — миллионер?

Ээээ… что это за вопрос? (смотрит с удивлением, и, кажется, с испугом) Вы, наверное, хотите задать мне какие-то технические вопросы? (рекомендательно смотрит на переводчицу)

Ладно, расскажите, как вам тут живется, сколько у вас чего.

Этот виноградник купил мой прадед, и сейчас меня чуть меньше гектара. Затем прадед купил еще несколько виноградников, но не в Картицце. Несколько лет назад я сам делал вино, но после определенных проблем я с этим делом завязал. Вообще я сам начинал работать как энолог, получал образование в энологической школе Конельяно (одна из старейших энологических школ мира, — прим. ред.), потом я ездил по Италии, и потом постепенно переключился на свои виноградники.

Тут у нас все делается руками (Бруно указывает рукой в сторону своего виноградника, уходящего вверх по холму под умопомрачительным углом градусов в шестьдесят).

Так почему вы все же перестали делать вино? (допытываюсь)

Были проблемы со здоровьем моих родственников, поэтому я решил немного сбросить темп и расслабиться

Если бы таких проблем не было, что было бы для вас более интересно — делать свое вино или продавать виноград?

Я продавал виноград с самого начала, а для своего вина оставлял совсем чуть-чуть. Я сделал такой выбор, чтобы не посвящать себя маркетингу и продажам, только лишь выращиванию винограда

Как дипломированный энолог вы довольны тем результатом, который получает из вашего винограда компания Ruggeri?

Мне нравится работать с Ruggeri, потому что это известное, серьезное, уважающее качество хозяйство, делающее вина на хорошем уровне. Я бы не хотел ничего менять

Но вы все же утверждаете, что вам нравится вина, которые получаются?

Да, точно (смеется)

Как вы начали работать с Ruggeri? Был ведь момент, когда вы только начинали общаться? Как это происходило?

Мой отец продавал виноград хозяйству Bisol, но я решил иметь дело с Паоло Бизолем из Ruggeri, в основном потому что мы во многом похожи — приблизительно одного возраста, у нас схожие взгляды на жизнь. Мне попросту больше нравится их подход

Личные отношения важнее всего в этом бизнесе?

Для меня — да, хорошие отношения очень важны, важнее денег. Важен человек, который разделяет твои идеи и уважает тебя, дружеские отношения, даже если иногда это ведет к финансовым потерям. А вообще разные бывают виноградари, у кого-то деньги во главе угла стоят

Сколько виноградников в Картицце вам нужно, чтобы комфортно себя чувствовать в финансовом плане?

(Смеется) С двух гектаров в Картицце можно вполне себе неплохо жить

Вы все делаете сами?

Так было давным-давно, я делал всё сам, но в последние годы на сбор урожая я нанимаю работников

Кроме Cartizze, какими другими виноградниками вы владеете?

Есть виноградники в другой части Вальдоббьядене, в Сан-Джованни, есть в други местах. Из сортов — только глера

Что изменилось больше всего за последние 10 лет в вашей работе?

Я бы сказал, что значительно усилился контроль со стороны различных надзорных органов

Это плохо?

С одной стороны, нет, в этом есть позитив определенный. Но иногда контроля слишком много, слишком много внимания к мелочам, иногда им сложно понять, чем мы тут занимаемся

Что именно хотят контролировать?

Они осматривают виноградники, сколько лоз, каково расстояние между ними, смотрят записи в моих книгах. Постоянно одни и те же вещи. А также документацию по опрыскиванию различными веществами, как например химические вещества, все это жестко контролируется. Нужно все заносить в специальные журналы

Много их, этих контролирующих организаций?

Сейчас их двенадцать (улыбается). Иногда сюда приезжают люди, которые понятия не имеют, что именно им надо контролировать

Говорят, что компании полностью контролируют “своих” виноградарей. Это так?

Да, так: мне приходят подробные указания, что и как делать, каков планируется цикл, когда именно собирать урожай. Ruggeri особенно тщательно мониторят обстановку во время урожая, они приезжают сюда и дают четкие указания. Я должен лишь собрать и доставить виноград на винодельню

Вы всегда согласны с графиком, который дают вам Ruggeri?

Они прекрасно знают, что они делают. У них много технических знаний, они часто здесь бывают и делают много анализов

Вы бы купили больше виноградников на Холме, если бы появилась такая возможность?

Ну нет, я вполне доволен тем, что у меня есть (смеется)

Виноградари Cartizze тусуются вместе на холме? Есть крепкая мужская дружба?

Обычно мы объединяемся когда возникают проблемы (смеется). Кроме того, сборы “своих” виноградарей организует Руджери, там мы встречаемся чаще всего

Если представители другого хозяйства придут с предложением покупать у вас виноград, каким будет ход вашей мысли?

Такое случается. Сейчас мне это не интересно, потому что с Ruggeri мы нашли общий язык. Паоло Бизоль — очень приятный человек, джентельмен, он хорошо понимает место виноградарей, ведь от этого, в итоге, зависит качество его вин