• P1520398.jpg
  • P1520439.jpg
  • memaremma.jpg
  • P1520409.jpg
  • P1520404.jpg
  • P1520331.jpg
  • P1520348.jpg
  • P1520395.jpg
  • P1520337.jpg

Не та Маремма

in Италия/Маремма by

Если вдруг кто чего забыл Маремма — это прибрежная часть Тосканы, где растут смешные ёлки-брокколи, и где пьемонтский маркиз Никколо делла Рокетта удачно женился на Кларис делла Герардеске, поимев в качестве приданого жирный надел земли неподалеку от моря, а позже достиг успеха с никому не известным вином под названием Sassicaia. По последним данным, однако, это не совсем Маремма. Это — Болгери. А жизнь Мареммы, как выясняется — это вовсе не жизнь Болгери.

В экзистенциальном смысле между родиной супертосканы и остальной Мареммой лежит пропасть: в Болгери мелкой группой особо “одаренных” кучкуются богатеи, а в остальной Маремме — пролетариат, трудовой люд, честно ковыряющийся мотыгой в земле, в которой когда-то пузырились болота. Тут тебе и твои любимые грязь под ногтями, тут тебе и смелые эксперименты, тут тебе и творческий поиск. И всё это — в регионе, который лишь недавно отошел от назойливого комариного жужжания.

Жизнь Мареммы — это вовсе не жизнь Болгери

Пусть я немного и преувеличиваю. Зато — от чистого сердца. Это не совсем правда, что почвы, на которых сегодня растут лозы в “большой” Маремме — это бывшие болота. Как объясняют местные, для выращивания лозы эти бывшие прибрежные болота не хороши, так что виноградники Мареммы высажены или на холмах, или там, где болот всё же особо не было. Неподалеку от ж-д станции Follonica, которая знакома многим, кто ездил здесь на поезде, можно увидеть всякое, да и территория Maremma DOC сегодня настолько обширна, что как-то унифицировать вина и хозяйства не стоит.

Если хочешь, чтобы я был занудой, изволь: местные почвы разнятся от вулканических (к востоку от реки Фьора, в Питильяно и Сорано), глинисто-известняковых в Верхней Маремме и на прибрежных холмах, с мраморными вкраплениями между реками Фьора и Омбронэ, до наносных почв равнин, где, конечно, не так престижно и хорошо, как тут, повыше. Главные итальянские сорта, которые мареммцам показано развивать — это чилиеджиоло, канайоло неро, аликанте, санджовезе, верментино, треббьяно, ансоника, мальвазия, грекетто, пуньителло, алеатико. Что-то однозначно забыл, да и не так уж важно. Известные международные сорта перечислять, наверное, не стоит.

Пейзаж “мареммано типико”

Вообще-то, если спросить, кто занимает третье место по производству DOP винограда в 2016-м году, то ответы будут вот такие: 1) Chianti 2) Chianti Classico 3) ? Можно думать, что угодно, но догадаешься с трудом, что это аппелласьон Maremma Toscana DOC. И где же это всё, спрашиваю я? Где оно на полках? Где заливные луга и никакая рыба?

Аутентичные мареммцы

Эдоардо Вентимилья — из тех людей, который будет тебе рассказывать, как они с группой товарищей из индустрии кино пытались понять, как сделать такие же титры, как у первых “Звездных войн” 70-х: он работал со кино-спецэффектами в то время, когда компьютерной графикой ещё и не пахло. Его жена, седовласая Карла Бенини, с виду моментально идентифицируется как человек, проповедующий биодинамику — представь, что бы было, если бы Гэндальф делал вино.

Эдоардо и Карла: владельцы Sassotondo, помимо всего прочего

Пожалуй, Sassotondo — одно из немногих мест, где можно попробовать выдержанный чилиеджоло. San Lorenzo 2004, который мне наливают для полноценного знакомства с сортом, попросту восхитителен (его текущий релиз — 2015). Так вот, если ты хочешь глянуть в будущее Мареммы, заглядывай сюда и делай глоток 14-летнего вина из малоизвестного сорта, который затмлён и покрыт пылью международной шелухи. Не особо сильно спрессованные полувулканически-туфовые почвы этого, не побоюсь сказать, крю под названием Сан Лоренцо, которое находится неподалеку от сносящего башню своим видом городка-картинки Питильяно (Pitigliano) в провинции Гроссето, дают жизнь 4800 старым лозам, высаженным на двух гектарах почв. Дальне — просто: гуйо, ручной сбор, дикие дрожжи, мацерация в стали и 24 месяца в славонском дубе. А потом — ещё годик в тихом уютно погребе, в бутылке.

Весело и вкусно — крю чилиеджоло San Lorenzo — пальчики оближешь

О вкусе — не спорят, но меня чилиеджоло сразил одновременной легкостью и сложностью, он завоёвывает мгновенно и дальше уже не отпускает. Элегантный — это хорошее, но избитое всеми, кому не попадя, слово, уже ничего не передаёт. Попросту говоря, это вино заставляет уважать людей, которые его делают. Долгое и красивое, оно ещё долго было со мной в поездке по Маремме, вертелось на языке и напоминало о том, что история творится сейчас, сегодня, на этих самых глазах.

Творческий порядок / Sassotondo

Погреб Sassotondo больше всего напомнил мне прорытые в туфовых почвах чёрные от грибка погреба Райнгау или, например, подвалы со скользкими, по-настоящему живыми стенами словенского Токая (венгерские, подозреваю, не отличаются ничем). Здесь тихо и воздушно как в пористом шоколаде Wispa, а Карла и Эдоардо, такие же воздушные и неосязаемые, но, в то же время, обычные и близкие. Ищущие.

“В чилиеджоло много специй”, — говорит Карла. “Чувствуешь перец?”. Пока мы бродим по подвалам и виноградникам, Карла говорит, что вчера тут был Педро Парра и Атилио Пальи. Оба — большие имена в мире исследования почв и энологии, и работают с Sassotondo по исследованию терруаров. В доказательство Карла показывает чертежи с разрезами почв и УФ-снимками, видимо, сделанными дронами. Ничего удивительного — Педро только дай закопаться в очередную дыру на виноградниках.

Туфовые норы для чилиеджоло

Для сравнения с 2004-м Карла и Эдоардо наливают попробовать 2016-й: а у меня уже пузырится пена у рта, так, что даже становится неприлично. Вместе с гуру тосканского виноделия (прости меня за этот лубочный образ Атиллио Пальи, с которым мне только предстоит встретиться) они денно и нощно хранят ценный покой San Lorenzo — недавно поставили колючую проволоку и наняли пару раскосых бугаёв-охранничков, чтобы отпугивать таких как мы. Шутка. Чилиеджоло — это не всё, чем гордятся мареммские биодинамисты. Белые греко и совиньон блан замечательно чувствуют себя на местных терруарах.

Sassotondo Ciliegiolo 2016 — сочно, сдержано, благородно, ароматика тосканская — пихта, лиственница. Медикаментозно. Флагманское San Lorenzo 2014. Фантастика. Кажется этого описания должно быть достаточно. Ярко, мягко, чётко, фруктов, пихтово. Запасаться на зиму. А вот и San Lorenzo 2004: будущее Мареммы — 100% чилиеджоло-монокрю. Ой, а ещё обещал себе, что ругаться матом не буду. Интенсивно, текстурно, штукатурно, но вовсе не халтурно. Баланс неба и земли. Все на грядки Sassotondo! Нужен огромный бокал ручной работы, я тебя прошу!

Ну и Ротшильд ты!

В то время как одни копаются в земле в поисках мареммских автохтонов и терруарности, другие предпочитают идти по пути, который задало в регионе французское лобби и супертосканцы. В этом смысле Rocca di Frassinello, детище Эрика де Ротшильда и Паоло Панераи — пример построения зонтичного бренда, ведь Панераи — владелец Castellare di Castellina в Chianti Classico и Feudi del Pisciotto на Сицилии и объединил свои хозяйства в группу Domini Castellare di Castellina. Главным виноделом здесь подрабатывает небезызвестный стрит-рейсер Алессандро Челлаи.

Дизайн Ренцо Пьяно (Renzo Piano), 2007

Рокка — это всё, чем другие хозяйства Мареммы не являются. Французские деньги задают тон построения хозяйства — от вызова Masseto в виде стопроцентного мерло Baffonero до акцента на французском дубе в виде двух тысяч барриков, отдыхающих в просторном, впечатляющем амфитеатре (привет, Бордо!). Даже концепция высадки винограда — 50% французских на 50% итальянских говорит о многом. О чём? Каждому о своём, а мне — о том, что эго хозяев здесь доминирует. Многочисленные отсылки к Болгери нельзя оставить незамеченными. По секрету мне было сказано, что одним из условий присутствия Ротшильдов в Маремме стало отсутствие в непосредственной близости других винных хозяйств. Каждый будет понимать это условие по-своему.

Вот в таких сложных условиях приходится работать ;-)

Базовый бордо-бленд хозяйства — Ornello 2014 — вино с приятным балансом, высовывающимся немного в сторону кислотности, крепкий претендент на каждый день, чтобы, значит, не задумываться ни о чём. В Le Sughere di Frassinello (2014) добавляют 50% санджовезе (или как водится у Челлаи, санджовето), получая сочную жидкость с намёком на тона чернил, чуть более тонкое, чем хотелось бы русской душе. Топовое Rocca di Frassinello (2013), в котором санджовезе преобладает на 60% (каберне и мерло играют роль бедных родственников), пышет ванилью, и структурой по американскому типу, впрочем, немного оттеняя всё это дело приятными пыльными ароматами в носу.

Зернистое ч/б, чтобы, значит, интересней было вам

Задуманное как вызов знаменитому мерло от Ornellaia — Masseto — Baffonero, безо всякого сомнения, самое интересное вино на хозяйстве. В 2014-м хорошо встроенной ванильной нотой даёт о себе знать основательная работа с дубом; нотой, впрочем, не пошлой, не той, которая остаётся во рту вкусом дешёвых опилок, а именно впечатлением high-end вина с дубовой доминантой. Обещаю, заноз оно не оставляет — мягкое и округлое, с намеком на сладкий перец и удивительную свежесть, это люксовый вариант, вино-еда для людей с широкой душой.

Восточное Бутиковое

Чтобы осознать всю ошибочность теоретических выкладок о Маремме, нужно приехать в Poggio Cagnano (Поджио Каньяно), которое находится поближе к побережью, чем Sassotondo, но до моря всё равно ещё пилить минут 30. Молодая винодельня выдаёт столь мизерное количество вина, что даже слово “бутиковая” будет преувеличением. Удивительно, но это не отменяет того факта, что семья Гоббетти работает здесь в поту, крови и не покладая рук с ногами. Молодой Алессандро и его папа Пьетро делают всего лишь три вина и абсолютно-невероятно (бывают ещё “более лучшие” эпитеты?) очаровательное оливковое масло из сорта канинезе, о коем я никогда не слыхал. И ты — тоже. Ломка стереотипов наступает, когда тебя завозят на высоту 400 метров над уровнем моря — вспомни прибрежные низины на высоте ноль целых ноль десятых метра в Tenuta San Guido и Ornellaia. Ну, может и не ноль, но почти.

Алессандро Гоббетти в солнечный день

Это только кажется, что в Маремме, ввиду близости моря, должно быть дико влажно. Влажно тут раньше было только снизу, но когда болота были более-менее осушены, статус “влажного” климата как-то стал исчезать. Ввиду внушительных размеров территорий, как-то обобщать климат Мареммы было бы неловко — ведь виноградник можно быть как на берегу, так и в 100 км внутрь “сапога”, где климат куда более континентальный. Алессандро Гоббетти поделился цифрами осадков непосредственно в его районе за последние несколько лет: 2013 – 904 мм // 2014 – 1304 мм // 2015 – 703 мм // 2016 – 773 мм // 2017 – 403 мм. Право, не знаю, о чём это тебе скажет.

Блюдут супертосканские традиции. Не зря ли?

Здесь, в глуши сикомор, делается санджовезе Altaripa, примечательный бленд санджовезе с героическим чилиеджоло и массето-иконой мерло (вино зовётся Selvoso) и каберне Arenario. Сидя в солнечный день на лавочке около действительно маленькой винодельни, возникает замечательное ощущение того, что ты завис на даче в Молдавии. Примечательная выдержка Selvoso — пока чилиеджоло и мерло отдыхают во французских барриках Premier Cru, санджовезе получает обработку во французских же, но огромных бочках тонно Grand Cru. Даю зуб — всё вместе это звучит очень даже хорошо, и вполне очевидно, что чилиеджоло отлично уживается в ассамбляжах. В Cagnano не делают ни фильтрацию, не используют здесь и коммерческие дрожжи. Вина у хозяйства получаются восторженно-фруктовыми и очень, что называется, юзер-френдли, то есть с дружественным интерфейсом.

Финишная прямая / Poggio Cagnano

Крошки хлеба падают в красивого цвета оливковое масло из сорта канинезе и, смешиваясь там, фиксируют в мозгу этот самый мареммский дух. После глотка Selvoso, не надо никуда бежать: пусть плавки сушатся на солнышке, пьяным в море не ходи.