Проснись и пей

in Философская Среда by

Откуда ты знаешь, что январские каникулы, да и любые каникулы вообще — закончились? Очень просто — ты видишь это по вновь появившимся в Фейсбуке полуграмотным постам именно сегодня, в первый рабочий день, про “вероятность вина 99%”, про работающие прямо с понедельника “во всю” (орфография авторов сохранена) винных барах, скоро в почту начнут валиться предложения купить вино со скидкой 50% — и именно только сегодня, а то ведь всё разберут. Ну поди ж ты. Пусть разбирают!

Здесь

Нечищенная Москва продирает глаза в пьяном угаре и осознании, что вот оно, опять. Дым из труб ТЭЦ-12 на Киевской поднимается сегодня вертикально вверх (именно, Up!), и ох как она нужна, работа ТЭЦ именно сегодня. Вино при таких температурах замерзает моментально, ты думаешь про себя, достал ли из багажника последнюю подаренную тебе и почему-то невыпитую бутылку шампанского, потому что если нет — это настоящая катастрофа, липкий и холодный айсвайн из demi-sec на полу разве может радовать?

У нас есть методы открытия вина башмаком, но до сих пор нет способа отскоблить деми-сек от пола. Где она, русская смекалка?

 

Последнее, что я помню из уходящего года — это бутылка Deutz, чувство вины за ненаписанные тексты и нерождённые видео, непонимание, почему мы живём в этом дебилизме, и немой вопрос к самому себе, что останется от “вина” в 2017-м. Не в прямом смысле, бутылки будут на своих местах. Мне кажется, я больше ни во что не верю, не знаю, как ты: ни в Санту, ни в Деда, ни в добрых Сомелье, ни (тем более) в винный трейд. Нет, это не значит, что есть повод отмораживаться и замыкаться. Наоборот, в 2017-м у меня будет ещё больше поводов искать (и находить!) близких по духу, как это по-английски, sane people. Сэйн.

Там

Параллельная вселенная вина открылась мне в прошедшем году в полную силу. Их две, этих вселенных — одна — это то, что происходит там. Там есть работа и жизнь, там кто-то думает, как сделать лучшее вино, там кто-то сношается с дьяволом и мешает говно в рогах, там люди думают, как сделать так, чтобы у тебя с утра не болела голова (кстати, вы читали, что голова может болеть и без участия сульфатов, мотайте на ус). В общем, ТАМ, есть жизнь, там бродят голышом среди лоз и слушают звёзды, кто-то топчет ногами виноград в огромных лагарах, а кто-то занимается здоровым сексом прямо среди лоз: с хлебушкой и бутылкой оливкового масла DOP в корзинке.


Пасторальных тонов восторги утихают, как только тебе в паспорт ставят штамп о прибытии — начинается глухое ЗДЕСЬ, QUI, AQUI, ICI, как хотите. Школьный вопрос “Что хотел сказать автор?” с винной точки зрения тебе будут разжевывать совсем другие люди: продажники, менеджеры, хорьки, сомики и прочие представители небогатой городской флоры, убитой градостроителями и превращенной в залитые грязью предновогодние тротуары шириной с Кутузовский. О, блогеры!

Здесь всё упрощается до пары слов, до понта, до каких-то несусветных, вырванных из винного контекста той вселенной фактов, которые, непонятно почему, представляются нам важными настолько, что брать бутылку надо немедля, а лучше сразу ящиком, впрок. С утра я видел объявление в Фейсбуке о том, что знакомые виноделы получили высокие баллы у Паркера, но я так и не помню, чтобы мне кто-то попытался рассказать о самой винодельне и о людях, делающих вино. О том, чем они живут, с чем просыпаются, с чем идут спать. Это — здесь.

В этом году я хочу пожелать себе побольше быть там, и поменьше — здесь. Ведь быт определяет сознание.