Твои винные заметки никому не нужны

in Практикум by

Не рви на себе волосы, ты можешь продолжать кропать свои каракули о вине: пригодятся. Игра в винного критика – это увлекательный и вознаграждающий процесс. Она улучшает настроение и физическое состояние, поднимает самооценку. В конце концов, умение хитрожопо описать вино – это то, что отличает тебя, «типа, эксперта», от всей остальной массы, для которой любой человек, имеющий отношение к предмету – это «симилье».

Но позволь сказать – я припомню единичные описания вин, которые вызывали бы какие-то эмоции, кроме недоумения, непонимания, несогласия или негатива к написавшему. В стране, где работники винной торговли с завидным упорством продолжают писать название сортов винограда с большой буквы, этого можно ожидать.

Мы эгоисты. Бывают и забавные несогласные с этим. Тебе интересно, что думают о конкретном вине только самые близкие и приятные люди, но твоё мнение всё равно остается при тебе (я тебя сейчас зомбирую!). Где-то были исследования, что человек соглашается с любой иной точкой зрения в течение нескольких минут после того, как ты его «убедил» (в этот момент вино и нужно ему продавать). Потом это мнение отправляется в корзину забытья. Конечно, в каждом правиле есть исключение – бывают люди, которым нравится, когда им «навешивают» и готовые смотреть в рот любому «эксперту». В России таких людей немало, ведь именно поэтому 84% населения верит тому, что показывают по Первому.

А теперь открой свой «анализ» и посмотри на него непредвзято. Так вот, твой анализ – это нагромождение ничего не значащих слов, «чушь собачья».

Признай это, и станет легче. Прочитай описание вина от любого критика, которому ты «доверяешь» или хотя бы интересуешься мнением. Помнишь ли ты, что он написал о твоем любимом вине?

Страшно подумать – ведь если даже Паркер людям – не указ, то указ ли ты? Какое кому дело, как описал это вино Боб? Хоть там упишись, мне от этого ни тепло, ни холодно, равно, как и всем остальным. Описания Паркера (и как их вывод – оценка вина) приобретают смысл либо в контексте продаж (ведь виноторговцам надо как-то оправдывать цены), либо в контексте интереса профи (его оценка против моей оценки, это всегда интересно). На самом деле мне гораздо интереснее, что думает о вине Ваня Ургант, чем Паркер, Саклинг и Галлони вместе взятые. Когда я говорю «мне», я имею в виду людей вообще, но и себя тоже, пуркуа па?

Даже самый поверхностный анализ заметок о вине российского происхождения даёт печальную картину ещё и локальных факторов, благодаря которым заметки на русском так и будут оставаться на дне общемирового мусорного бака. Нет, не Пушкины описывают нынче вино – и не Львы Толстые.

Русский язык не пасует в описании вин, пасуют люди. «*опа пермантетна», кажется так говорят?

Способ описания вин стал, скорее, частью корпоративной этики, чем зоной воздействия русского языка. Я уже упомянул злосчастные сорта «Винограда». «У нас так принято» – слова, сказанные мне тренинг-менеджером одной крупной виноторговой компании. Аргумент железный.

Больная изобретательность. Те, кто рождает описания вин, придумывают свой личный «велосипед». Было бы хорошо, если бы в этой твоей изобретательности был какой-то осмысленный порыв привлечь внимание к вину или сделать его понимание проще. Но этим у нас и не пахнет – вина описывают, положа **пу на сердце, просто потому что думать не обучены с малолетства. По устройству нашего мира описания вин рождают у нас две категории граждан: (1) служащие виноторговых компаний – «по нужде» и (2) «винные критики»-«эксперты» / блогеры / энтузиасты – «по призванию».

Посыл, что вино надо описывать именно так, как принято в WS или RP – не гуд

Ценность этого описания стремится к нулю. Выбор вина в портфель виноторговой компании и себе на стол – два разных мыслительных процесса. Возьмите анкету вина любого конкурса по стандартам OIV, там нет ни слова о конкретных ароматах. Лично мне не так важно, что там у тебя – смородина или абрикос и особенно неважно в том разрезе, как ты это умеешь описать. Прости.

А что же делать, куда бежать – спросишь ты? Сделай так, чтобы я попробовал, отвечу я. Дай мне образ. Ты мне скажешь, что образы – ещё хуже и субъективнее – и будешь по-своему прав. Но если я и буду читать твои винные заметки, то уж точно не потому, что ты путаешь смородину с ежевикой.