Слепой пью: рестлинг для качков

in Вино в городе/Маст-Рид by

Из рестика вышел в недоразумении. “И вот за это платят по 2500?”. Посмотреть, как малознакомые тебе люди соревнуются в неугадывании принесенных хои же бутылок? Винные битвы, которые подаются как винное интеллектуальное развлекалово, для меня остаются убиванием времени для тех, кому вечером некуда себя деть.

“Битвы” (они же “рестлинги” и “баттлы”, у кого как работает фантазия) ввели в обиход несколько лет назад представители виноторговых компаний как развлекательный формат, который позволяет не только дать гостям попробовать ряд вин, но и сделать из этого что-то вроде шоу. Ведь “обычным потребителям” нужно шоу. Я, если честно, не знаю, каков исход винной битвы для винорговцев, и делают ли они это больше для продвижения своих вин, своей компании, дружественного ресторана или себя лично.

Итогом же качественного “баттла” для тебя лично является куча красивых фоток с бокалом вина и умным лицом (если фотограф поймал правильный ракурс, а если не поймал — деньги на ветер). У меня такие есть, и вид безумно умный. Сугубо важно, чтобы ресторан отметил тебя на фоточке вместе с рядом других бездельников — и вот ты уже winelover в полный рост и вес. Написанный сбоку текст подтверждает — ты угадывал по полной и вина были ох-ть(!), какие сложные.

Винная экспертиза как ода нонсенсу

Винную битву должны вести эксперты. Желательно прикрыться опытом работы в ресторанах или дипломчиком WSET. Только они имеют право сравнивать несравниваемое. Винный эксперт может быть двух типов — (1) человек, который называет так себя сам и делает на этом бизнес (немало виноторговцев, сомелье или журналистов у нас любят назваться “экспертами”), или (2) человек, которого так называют другие люди, фундаментально не понимающие суть вина — и что быть в нём “экспертом” просто невозможно. Если только ты не работаешь в лаборатории, которая исследует вино на примеси и помеси. Короче, ни те, ни другие не слишком интересны как компаньоны на нашем винном пути. С первым ты чувствуешь себя одновременно дебилом (этого хотят они) и умнейшим человеком (это получается, если ты понимаешь, что винной экспертизы быть не может). Со вторым есть ощущение, что ты попал на ТиВи. Thanks, but no thanks!

Не умаляя ничьих заслуг и достоинств, приходить смотреть на то, как чужие дяди и тёти меряются, ой, прости, соревнуются в отгадывании вин (и ещё делать на этих людей ставки), вообще не имеет особого смысла. Во главе угла в такого рода ивентах стоит вопрос “Угадал или нет?” и “Сколько угадал”. Про само вино все давно забыли. По-моему, потешить самолюбие можно куда более интересными способами.

Рестлинги не по сути

“Россия против всего мира”, “Австрия против Германии”, “Новая Зеландия против Чили”. А почему не сделать “Крым против Шотландии”? Или “сира против гарганеги”? Фантазия тех, кто бьётся, “безгранична”. В винных битвах все хорошо: кроме того, что воображение давно иссякло, а других путей те, кто жаждет развлекать вином, так и не нашли. Задуматься о том, что играть в противопоставление в винном мире столь же некорректно, сколько и вредно, некогда. На винных рестлингах ты не почерпнешь для себя ничего нового, кроме того, что альянико — это не рислинг, и что угадать вино из мейнстрим-сорта может быть не менее сложно, чем кадарку из венгерского Эгера.

Вы хотели показать нам, что винный мир бесконечно многообразен? Найдите более гуманный способ. Вы хотели показать, как вы круты, а мы — не особо? Тем более.

А ты чего тут предлагаешь?

С новыми идеями у нас тяжело. Пусть соревновательный формат слепой дегустации имеет право на жизнь в чуть более профессиональных кругах (были ещё совершенно нелюбимые мной “Винные казино” как попытка приблизить к вину простой народ, по мне так невероятная пошлость). Мероприятия, которые вино превращают в самоутверждение и саморисование, к добру не ведут. А потому оставим битвы в покое, а сами пораскинем мозгами. Эээээ… так-с. Что-то ничего не приходит в голову. Хотя нет, вот, например!

Фуд-пэринг, игра в сочетания еды и вина как концепция могла бы быть интересна, но после того, что я видел в исполнении Фионы Беккет, ведущего, между прочим, специалиста по сочетаниям, я честно скажу: в такого рода мероприятиях я разочаровался. Фуд-пэринг, к сожалению, работает для Фионочки только на бумаге и в интернетах — представьте, сколько болванов каждый вечер ищут, чем запить мясо.

Правильной, на мой взгляд, концепцией мог бы быть сплав рассказа о путешествиях и всяких странных приколах региона и параллельная, обязательно Не-Слепая, дегустация. Почему обязательно не-Слепая? Да потому что, как только ты включаешь в игру элемент угадывания, это уже не наслаждение вином, а конкурс сомелье.

На винных рестлингах ты не почерпнешь для себя ничего нового, кроме того, что альянико — это не рислинг, и что угадать вино из мейнстрим-сорта может быть не менее сложно, чем кадарку из венгерского Эгера.

Конечно, испортить можно любую идею, и всё упирается в одно важное условие — перед тобой должен быть рассказчик-шоумен. Грубо говоря, когда Иван Ургант рассказывает о производстве трусов, его всё равно интересно слушать. Когда это делает Фиона Беккет, какой-нибудь очередной MW или представитель российской виноторговой компании, от этого вянут уши (нет, нет, бывают исключения). С рассказчиками-шоуменами у нас тяжко ровно по той же причине по которой у нас тяжко с винными маркетологами и коммуникаторами — они искренне считают, что им надо знать “про вино”. На деле же, им надо знать, как красиво излагать. А это уже, пардоньте, талант. И винное образование тут не поможет.

К сожалению, толантливые коммуникаторы в вино приходят редко — два проекта, которые в последние годы попытались говорить с обычными интернет-обитателями на их языке были увядающий ItsMyWine (чьим именем я всё ещё горжусь как своим детищем) и Invisible (который придумал всё сам). Кто-то может любить стилистку подачи, кто-то не любить. Не любят, в основном, те самые “эксперты” — Invisible говорит то же, что пытается сказать любимый мною журналист New York Times Эрик Азимов — винных экспертов нет. И быть не может. Эта мысль раздражает многих. Ведь, чтобы зарабатывать на вине, нужно для начала вразумить обывателей, что вино, на самом-то деле — сложный для понимания продукт и что именно поэтому нужно слушать именно тебя. Тут ничего плохого нет, 80% населения такой подход по жизни устраивает: им кладут в рот, они — радостно жуют.

Вино — это про нас. Не про них

В конечном итоге, винная развлекуха — это похвально. Плохо лишь то, что те, кто её задумывает, больше пекутся о пиаре, чем о том, чтобы интересно было нам. Не хватает ни воображения придумать, как развлечь людей, ни как одновременно удовлетворить их интерес к вину, при этом не создав чувства вины за свои “знания” или “незнания” предмета, и вообще-то позволив людям говорить о себе, а не засыпать, глядя как другие “соревнуются” в слепой. В кавычках, потому что соревнованием это не назовёшь.

Ну вот ты подумаешь: он это всё пишет, потому что он по жизни не угадывает. Да и вообще, завидует. К сожалению или к счастью, не угадывают все, включая “экспертов” любых мастей, если честно, мне совсем не лоставляет удовольствия наблюдать за свои деньги, как не угадывают другие. В итоге, для чего мы собираемся на “баттлы” и “рестлинги”? Пока ты смотришь как другие не угадывают и не угадываешь с ними нас кормят, фоткают и тэгят.

В Москве недавно побывал Роберт Джозеф, которого тоже, бедного, затянули на винный рестлинг. После этого он кратко суммировал свой опыт: “So it’s either Syrah or super ripe Cabernet Franc or Tempranillo…” In other words, my Russian team mate Vlad and I had absolutely no idea of the grape from which the wine in our hands had been produced”. Весело, вкусно и бесполезно. Винные “баттлы” уводят нас от сути вина так же далеко, как мэр Москвы уводит от концепции “город для людей”. Уводят далеко.

Чтиво на ночь:

Эрик Азимов — колумнист The New York Times и писатель винных книг. В этой он предлагает отличный инсайт на то, как любить вино и не стать заложником разного рода манипуляторов и шантажистов  How To Love Wine