Поколение рислинга

in Германия by

Я только что из немецкого Майнца, что в 30 минутах от Франкфурта. В немецком Майнце интересные дела — празднование десятилетнего юбилея содружества Generation Riesling — при поддержке немецкого промо-боди Deutsches Weininstitut. Интереснейшую речь толкнул в ходе презентации Стюарт Пиготт, который провел много времени, изучая смену винных поколений Германии.

Generation Riesling — это уникальная в своём роде организация, сейчас в ней около 500 немецких хозяйств и это одно из немногих винных сообществ в мире, где членство зависит исключительно от твоего возраста. Когда виноделам GR исполняется 36, все они получают чёрную метку — немецкое ауф видерзейн, до свидания! Стюарт Пиготт рассказал, куда движется немецкая винная молодежь.

[aesop_parallax img=”http://www.by-the-glass.ru/wp-content/uploads/P1190603.jpg” parallaxbg=”off” captionposition=”bottom-left” lightbox=”off” floater=”on” floaterposition=”left” floaterdirection=”up”]

Сегодняшняя сессия — это дегустация, но в то же время, это урок социальных и культурных перемен и что эти перемены приносят в вино. Видите ли, Германия сегодня совсем другая, чем была десять и, тем более, пятнадцать лет назад. За эти годы здесь произошло что-то фундаментальное, и именно для того, чтобы это обсудить, мы сегодня и собрались.

Я пишу обо всех винах мира. Например, только что я опубликовал книгу о винах Аризоны, но куда бы я не ездил, что бы ни пробовал, о чем бы ни писал, я всегда возвращаюсь сюда, к этим винам, потому что они невероятно интересны. Это бастион характера и индивидуальности, которые невозможно воспроизвести в других местах. Вина, которые мы будем пробовать сегодня, невозможно подделать, потому что вина эти — не только климат и почвы, но и люди, которые их создали. К этому факту мы будем возвращаться сегодня снова и снова, но уверяю вас, что 20 лет назад было крайне сложно найти немецкого винодела, который мог бы такое сказать.

Феномен, о котором мы говорим сегодня — молодые виноделы — очень хорошо известен в Германии, но в мире о нём знают куда меньше. Десять лет назад немцы почувствовали новый тренд — так и родилось движение Generation Riesling. Почти в то же время я выпустил книгу, часть которой была посвящена рислингу и немецкому виноделию. Затем мне повезло провести пятнадцать месяцев с молодыми виноградарями и виноделами, пытаясь понять, кто они и чем живут.

[aesop_parallax img=”http://www.by-the-glass.ru/wp-content/uploads/P11902952.jpg” parallaxbg=”off” captionposition=”bottom-left” lightbox=”off” floater=”on” floaterposition=”left” floaterdirection=”up”]

 

Нет ничего удивительного в том, что на смену одному поколению приходит другое. Но где-то в 2000-х в Германии стали происходить серьезные перемены. До этого в семьях была, фактически, холодная война. Я помню, как сидел между отцом и сыном в крайне накаленной атмосфере, думая, что вот сейчас начнется конфликт и мне придётся делать ноги. И если некомфортно было мне, постороннему человеку, то я представляю, что творилось на душе у молодых людей, чьи отцы не позволяли им делать своё дело, пока не уходили на пенсию сами. Они почти не общались, они постоянно друг друга в чем-то подозревали. Ещё меньше они общались с соседями, а уж на тему вина — и подавно. Рядом за стеной мог быть соседний винный погреб, но никто понятия не имел, что там происходит: почти все они были людьми в себе.

В 80-е цены на вино рухнули, что только усилило трения и недоверие между поколениями. И это при том, что, зачастую, вина из соседних виноделен в итоге оказывались частью одного, анонимного, вина. Такова была старая модель немецкого виноделия.

[aesop_parallax img=”http://www.by-the-glass.ru/wp-content/uploads/P1190329-001.jpg” parallaxbg=”off” caption=”Лоза рислинга, Райнгессен, 2016″ captionposition=”bottom-left” lightbox=”off” floater=”on” floaterposition=”left” floaterdirection=”up”]

Сегодняшние молодые виноделы отличаются от этой модели совершенно. Они редко тусуются в одиночку, они собираются в группы, и когда я говорю группы, я имею в виду и рок-группы тоже. И тогда становится очевидно, что вино стало здесь частью поп-культуры. Они наслаждаются своими винами на винных тусовках и вечеринках, которые чаще всего начинаются с серьезной дегустации в течение пары часов, а заканчиваются ‹дискотечными винами» и врубленным на полную музоном. В таких группах широко практикуется обмен опытом информацией, многие из виноделов работали в других винных регионах мира, будь это Мальборо или Сонома. Они экспериментируют и активно обмениваются результатами этих экспериментов. Группа из 10 человек проводит в 10 раз больше экспериментов, нежели один человек — очень просто. И вы сразу можете понять, почему во многих случаях качество вин растет столь стремительно. Этого от Германии попросту не ждешь, особенно учитывая, что в винном экспорте доминирует рислинг из Мозеля.

В то время как многие из этих групп виноделов относятся к своим регионам и субзонам, Generation Riesling — самая крупная из них — объясняет молодых виноделов со всей страны. Фактически они объединились просто потому, что десять лет назад им всего лишь нужен был общий стенд на ProWein. Более того, виноделы Generation Riesling не ограничивается, естественно, лишь производством рислинга, но в каждом регионе он играет свою — и важную — роль.

[aesop_parallax img=”http://www.by-the-glass.ru/wp-content/uploads/P1190651.jpg” parallaxbg=”off” captionposition=”bottom-left” lightbox=”off” floater=”on” floaterposition=”left” floaterdirection=”up”]

Название этого группы виноделов давно витало в воздухе, оставалось лишь произнести его вслух.