Дай папиросочку: зарисовки с Opera Wine 2018

in Звездец/Италия by

Когда я зашел с парадного, всё только начиналось. Я ждал с нетерпением: Я хотел ещё раз лично приобнять великих, мерзко пошутить про известных и скорчить рожу от популярных, которые приезжают пофоткаться напротив веронской Арены. Самая, конечно, оригинальная фича Opera Wine — это то, что винодельни ограничены в показе лишь одним вином. Серьёзный лимит как для них, так и для пришедших компенсируется тем, что вино может быть любым и любого года урожая. Это вторая причина попробовать выцепить билетик на закрытое, в общем-то, мероприятие.

Мало кто из них знает, как и почему попал в список ста лучших виноделен по версии Wine Spectator, который вот уже несколько лет демонстрируется в веронской Grand Guardia. А если и знает, то не скажет. Да и виноделен, как выясняется, не сто, а почему-то сто и семь. Несмотря на эту разницу в показаниях счётчиков, Opera Wine даёт хороший взгляд на “элиту”.

Сначала я приобнял Жозе Ралло, владелицу Donnafugata, которая в ажитации фотографировала во время ланча бутылку калифорнийского вина от Gallo со скелетом в подбитой сиреневым мантии под названием Palermo. Магическим образом мультимиллионная американская винная корпорация оказалась “винным спонсором” ланча, выставив на столы хорошо сделанные, но малозапоминающиеся вина с провокационными названиями. Жозе же отвела меня к стенду и налила Ben Rye 2008 и мы немного поносталгировали о “той” поездке на Пантеллерию, когда мы ездили кавалькадой на “Пандах”, к Пантеллерии совершенно неприспособленных: положи в багажник чемодан, посади двух человек, и машина отказывается ехать в крутую вулканическую горку, коих на острове хоть отбавляй. А ещё они умеют собирать ночной урожай!

На Opera Wine не нужно системы: ходи да пробуй то, что больше нравится. И получай удовольствие, потому что вина здесь подобраны именно на этот случай. Многие принесли винтажное, некоторые — сильно винтажное: можно найти даже конец 80-х. И это правильно — виноделы тоже любят развлекаться. Барольщиков было жалко — их почему-то запихнули в самую тесную и жаркую комнату — тут организаторам есть, о чём подумать.

Разные люди ехали в вагоне-ресторане этой Opera Wine: стильный Люка де Феррари, с пуговицами рубашки, вальяжно расстегнутыми до середины, владелец Boscarelli, впервые попал на селекцию Wine Spectator и лил своё vino nobile Il Nocio 2013, очевидно, более готовое к питию, чем то, что я пробовал недавно в хозяйстве. Неподалёку теснятся тосканские гранды — Felsina и очень сдержанный и серьёзный Джованни Поджиали со своей bastard-size company. “Так ты помнишь!”, — сказал мне Джованни. “Отож!”, — ответил я ему. “Такие красочные определения остаются в памяти на всю жизнь”.

Из просекко наблюдаюсь Nino Franco и впервые присутствующие Umberto Bortolotti, за которых я лично рад. Вообще же игристые вина были представлены невероятно скудно — помимо перечисленного просекко, сцену занимали гранды Ferrari и Ca’ del Bosco. Забавно, что первые были представлены вином Ferrari Riserva del Fondatore 2000, которому WS без стеснения влепили 89 баллов. Ну а чего такого — Primo Franco вообще журналом не было оценено ни разу, так что в графе “баллы Wine Spectator” там гордо красовался прочерк.

Кьяра Лунгаротти меня впопыхах не признала и долго извинялась за содеянное, но Кьяре, пионеру умбрийского виноделия, я могу простить всё. Зато Франческо признал и долго вспоминал наш забавный (сколь и короткий) видеоролик. В бокал лилось Rubesco Vigna Monticcgio Riserva 2010 — и было приятно вспомнить как я стоял на сельской платформе в Умбрии, думая, не забыли ли они о том, что я приехал.

Где-то неподалеку стояла пара магнумов Sassicaia 2004, на которое, как показалось мне, не особо-то и был спрос; но 94-балльное вино хорошо проникало внутрь, не создавая помех и препятствий работе мозга. Я постоял, вспоминая прошлогодний неожиданный визит к маркизам и мареммский пляж в Марина ди Биббона, где мы плескались с командой тосканского Bibbiano.

Здесь же бродил Леонардо Беллачини из San Felice, которого я лучше всего помню с утра на белом коне среди желтеющих виноградников. А ещё припаркованную у Borgo феррари фантастически-голубого цвета. Леонардо налил Poggio Rosso Gran Selezione 2013 и пошёл общаться с гостями. Со скучающим видом стоял у стола Алессандро Челлаи из Castellare di Castellina и наливал интенсивное сицилийское Feudi di Pisciotto под смешным названием Marenga for Kisa винтажа 2014. Я отчётливо вспомнил черную ночь в Кастеллине со слепящими глаза звёздами и колыхающимися от ночного ветра занавесками.

Ну а как без амароне, подумал я, увидев “немку” Марию Сабрину Тедески с Monte Olmi 2007. Вообще же мне было обидно за Вальполичеллу — это самое амароне “затмило” здесь все “нормальные” вина, которые реально можно пить: весь крупняк — Allegrini, Masi, Tommasi, Zenato — выступали именно с аппасименто. Так дела не делаются, дорогие мои. Если, кончено, вам нужно какое-то будущее.

Совет на 2019-й: если хочешь познакомиться с 85% производителей на Opera Wine, займи стратегическое место у входа на ланч. Там я встретил команду Marchesi di Barolo, о которых учёные так и не смогли сделать серьезные выводы, хотя и пытались. Анна и дети — Валентина и Давиде — потискали в объятиях, а потом мы все вместе пошли заправляться сладким. Маркези наливали, ни много ни мало, волшебно-деликатное Barolo Sarmassa 1998, которое эхом стучало в голове и давало побочным эффектом воспоминания о Collisioni 2017 и нежном вечере на исторической террасе в городке Бароло, где я виртуально познакомился с Кэрин О’Киф.

Брунелло 1988 от Valdicava венчало Opera Wine терновым венцом: а я не знал, ни что это, ни кто такой стоящий передо мной Винченцо Аббруцезе. Про Винченцо я понял одно — к нему надо обязательно ехать и общаться, общаться, общаться. От кофейных магнатов Illy, на стенде Mastrojanni присутствовал Франческо Илли, который что-то писал в телефон, пока моя любимая женщина-кошка Рада Линке разливала Brunello Vigna Shiena d’Aino 2010.

В пьемонтской давке Франко Контерно как бы сожалел, что вина больше нет, но мне досталось с донышка его обволакивающего Barolo Romirasco 2009, о котором я запомнил чувство недоумения: разве можно пить такое в подобной толпе? Смешливый Рикардо Сгарра из Paolo Scavino лил Rocche dell’Anunziata 1999 и, не стесняясь, принимал комплименты. “Ты заслужил похвалу”, — сказал ему я, делая основательный глоток красной жидкости. Бароло Marcenasco 2008 от Renato Ratti лилось уже на хорошо унавоженную почву и потому понравилось особо сильно. “Что этот Ратти себе вообще позволяет?”, — думал я, делая очередной глоток. Очевидно, Ратти позволял себе немало.

Тем временем, внимания требовал дядя, о котором писали слишком много и вин которого я не пробовал никогда — Йошко Гравнер отбивался от китайцев, и я без раздумий бросился его спасать. Откровенно? Ribolla Selection 2003 не произвела эффекта, которое я ждал от этого имени, что. впрочем, простительно — фанатом “оранжа” я никогда не был и вряд ли уже буду. Ну пускай, подумал я, и отчалил к стенду к сожалению ушедшего из жизни за день до Opera Wine Леонильдо Пьеропана. Его сложная La Rocca 2009 наливалась неизвестным представителем компании, на столе лежала бумажка, в которой семья извинялась за своё отсутствие в связи с печальными обстоятельствами. Я выпил бокал за Леонильдо, которого, к сожалению, никогда не встречал.

Пойдя по Соаве, на секундочку заскочил к Алессандре Тессари из Suavia и хлебнул отменного “гран крю” Monte Carbonara 2015 и понял, что я по-настоящему счастлив знакомству с этими людьми. Шоу подходило к концу, а я ещё, казалось бы, ничего нигде и не попробовал. Напоследок мне требовалось что-то новое, и меня любезно ткнули носом в вердиккьо Podium 2014 (Verdicchio Dei Castelli di Jesi) от Garofoli, которое оказалось шершавым и красивым вином — всё, что мы любим в белых неароматических, но очень романтических “итальянцах”.

Мне не хотелось уходить, но люди в форме и мускулистое секьюрити выдавливали подвыпившую толпу наружу, в веронские бары и рестораны, как никогда готовые принять народ в самую бухую часть сезона-2018. A presto, Opera Wine!

Tags: