Давай глянем: не-порт от Niepoort

in Давай Глянем/Португалия by

Пока ты специально не свернешь сюда, у тебя есть все шансы не заметить бревно в глазу — винодельню Quinta de Nápoles, смело встроенную в срывающийся террасами вниз к реке Тедо холм.

Ничем не поразит тебя она только в том случае, если ты видел в своей жизни миллион виноделен, встроенных в холм, вьющихся крышами в повторение рельефа окружающих холмов (как Bodegas Ysios в Риохе), штопором уходящих под землю (как Dei в Монтепульчано), подковой раскинувшихся у подножья Анд (как Haras de Pirque в чилийском Майпо). Глыба “неаполетанской кинты” (как можно было бы попытаться разъяснить название хозяйства неграмотному) появилась по течению реки Дору в 2000-х, а саму землю с виноградниками семья голландцев Нипорт приобрела в “далеком” 1987-м. Многие тогда ещё не родились, иные же ходили пешком под кровать.

Не буду утомлять техническими деталями — гектаров у Дирка Нипорта здесь не много, но то, что есть, даёт результат.  Мой более-менее сознательный путь сюда начался только в этом году. Тем не менее, из того почитания, которое порождает владелец Niepoort в мире, я делаю вывод, что к хозяйству стоит присмотреться. Что я и делаю.

Ты удивишься: про знаковую винодельню Португалии — Niepoort — в русскоязычном интернете есть только один более-менее полноценный материал, и тот — в стиле “что вижу, то пою”. Не то, чтобы я готов исправить это положении подробным историческим текстом — с Дирком (официальное имя Dirk van der Niepoort) мне лично так и не удалось пообщаться, зато в рамках MUST: Fermenting Ideas я послушал, что ему есть сказать про Португалию. Почитай и ты.

Когда я приехал, Дирка не было на хозяйстве, он, знамо дело, только что вышел. Ну и пусть: чем дальше, тем больше я ценю общение со “вторыми лицами”, теми, кто частенько находится в тени. Первые лица слишком популярны. Они устают от одних и тех же глупых вопросов “А какой у вас тут терруар?”, “А как вам это удалось в столь юном возрасте?” и т.п. Люди, испорченные винной прессой, должны проходить специальную пост-медиа-травматическую терапию. Конечно, вторые лица тоже устают, слишком часто им приходится заменять уставших первых, но, как ни крути, в меньшей степени.

Я счастлив разговору с виноделом “кинты” Ником Деллафорсом (полное имя — Николас). Ник — весь из себя англичанин, но вовсе не пафосный — сидит с нами за обедом с видом на то, чем Дору пленяет любого. Здесь не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что ты сидишь на терруаре из сланца и залегающего под ним гранита: это ощущается в каждом крике не пойми откуда взявшихся петухов (на дворе, вроде как, далеко за полдень). Да и вынесенный на aperitivo бокал холодного белого порто (white port) усугубляет ситуацию — в Нипорт знают, как знать тон беседе.

Quinta de Nápoles — бастион сухого виноделия Niepoort, компании, которая (как и многие другие в Дору) родилась из бизнеса по переброске сия “божественного напитка” английским толстосумам. Сооружение из камня и бетона возводили с прицелом на “новые старые” технологии: использование гравитации (сразили!), максимального естественного температурного контроля (в смысле, попыток обеспечить естественный контроль без сжигания тонн российского газа). Внешней красоте явно отводилась следующая роль: не навреди. Здание — бункер бункером, большое приземленное сооружение, встроенная в типичный холм бытовая техника.

Я пока не совсем понял подноготную Ника — он родился в Португалии, уже 15 лет занимается виноделием, в Niepoort пришел в начале 2000-х, хотя и не с первого винтажа, до этого “протирал штаны” на другие дома портвейна (Croft и Dellaforce). Ник немногословен, но очень дружелюбен. Он стойко и без пафоса отвечает на технические вопросы, хотя, кажется, не понимает, зачем ему их задают. Просто сильно устал. Стол, несмотря на это, ломится от яств: выносят ароматный картофан, чуть позже — рыбу с раскрытым в последом крике ртом. “Хочешь картошки?”, — спрашивает Ник. “Хочу! Картофана и побольше” (слово potatoes я стараюсь произносить с нарочито британским гундением, на что Ник смотрит удивлённо). “Кинта де Наплш — откуда такое название?”, — интересуюсь. “Понятия не имею”, — отвечает он. Разговор провисает. Неподалёку продолжает надрываться петух.

В бокалы льются поочередно белые Tiara 2016, Redoma 2017, рислинг (!) под названием Au…Au…, Redoma 2017 Reserva. Льётся симпатичное Redoma Rose, которое не напрягает ни один вкусовой рецептор. Из красных меня погружают во фруктовое Vertente 2015 и, наконец, венец виноделия Нипорт в Дору — Charme 2016, произведенное в том году в количестве 12 тысяч бутылок.

Что сказать? Ник, Дирк и команда делают в Дору очень приятные вина. Они — для того, чтобы их пить, и пить с удовольствием. Когда Ник начинает перечислять входящие в Tiara 2016 сорта, “зал” замирает. Кодега до Ларинью, рабигату, донзелинью, серсиаль — как минимум. Несмотря на то, что вино выдерживается год в большом дубе… в общем, тебе понятно. Игра с полевыми блендами у Niepoort в крови, а впрочем, они не одни такие в Португалии. Как говорится, чем богаты!

В отличие от него, в Redoma 2017, которое делается, в общем-то из тех же сортов (за исключением гувейю и виозинью), ребята играют во французскую тему, выдерживая результат ферментации полевого бленда во французском баррике. Мне скучно писать об этом, но вино получается отличное, что бы ни было в ответе за красивый результат. То ли 65-85 летние лозы дают о себе знать, то ли уже навязшие в зубах сланцевые почвы. Чёрт его разберёт, но на этом этапе становишься агностиком. В чём секрет твоего успеха? Так и хочется спросить, но нет, я вовремя останавливаюсь и попросту накидываю ещё бокальчик приятного белого. Кстати, в отличие от него версия того же вина с надписью Reserva отличается не повышенной выдержкой в бочке, а, скорее, более старыми лозами. Я же говорил тебе, что Reserva в Португалии значит нечто совсем другое, нежели в Испании?

Старые лозы проявляют себя изящностью и комплексными ароматами, впрочем, не отталкивающими и не вяжущими на зубах. Ферментация и выдержка во французском баррике даёт о себе знать приятной сливочностью, которой ребята не злоупотребляют. “Представляешь, мы пьём белые из Дору”, — философски гундит Ник. Тихо впитывая в себя умопомрачительные виды с веранды, я ещё как представляю. Словно в насмешку на столе материализуется девятиградусный (!) рислинг, который, как выяснилось, Ник фигачит уже как 10 лет. Рислинг зовётся Au…. Au… но к золоту не имеет отношения: так, по задумке местных, гавкает собачка. Вино оказывается легким и приятным, не обязывающим к замужеству стальным характером, но активно призывающим на второе свидание.

Пробуем розе — на поверку оказывается, что даже его не получается сделать из одного сорта: здесь замешаны тинта амарела, турига франка и куча всего другого, о чём не говорит даже производитель. Нетипичная (наверное) для розового ферментация в дубе накидывает немного округлости. Вино проскакивает внутрь, и уже не видно его и не слышно.

С красными винами у Niepoort тоже всё очень даже на пятерочку: например, Vertente 2015 — бленд тинты рориш, туриги франки и прочего безобразия — вино по всем параметрам гармоничное (оно же — гармоническое, как написал бы А.Толстой), и своими 18 месяцами в барриках как бы намекает на более высокий класс. Так и есть — тут побольше и побогаче, но без лишних перегрузок.

Charme 2016 — намёк на Бургундию, коей Дирк вроде как “упивается” — видимо, во всех смыслах. Впрочем, равно как и (по официальной версии) Мозелем. Напоминает ли оно пино нуар? Нет. Что точно его с ней может связать, так это четкость. Вино прямолинейное, не перегруженное деревом, но и не так, чтобы гипер-сложное. Здесь достаточно фруктового драйва, чтобы угодить его любителям, но есть и плотность, и дерево, чтобы совсем уж не отпугнуть фанатов округлой тельности. Как утверждает утомленный солнцем Николас, “шарм” — результат не менее 15 различных ферментаций в лагарах, отобранный в бочки и позже смешанный в едином порыве.

“Это вино — кто-то кто впереди своего времени. Это Дирк Нипорт, который говорит: “Слушайте, Дору не должна быть супер-алкогольным, большим вином, это не Бордо, не каб, это всё местное”. Дирку нравится белые из Мозеля и Бургундии. Это наш стиль для Charmes”, — завершает он беседу, всем видом намекая, что пора бы нам и честь знать.

На мягкую просьбу продать бутылочку, Ник отвечает: “Мы не принимаем карты, мы не принимаем наличные. Хочешь — укради!”.

Ну и дела…

Попробованные вина

Tiara 2016 
Redoma 2017 
Redoma Reserva 2017  
Riesling Au…Au… 2017 
Redoma Rose 2016 
Vertente 2015 
Charme 2016 

Импортёр в России: МБГ