• Andre-Tchelistcheff-the-voice-of-wine.jpg

Челищев без гордости

in Жизнь других/Философская Среда by

Перед показом фильма про человека, который, не задумываясь, делился всем — знаниями, умениями, эмоциями — нам загробным голосом приказали не записывать “иначе удалим из зала и изымем камеру до выяснения обстоятельств”. До выяснения, значит, обстоятельств. Фильм про великого человека так же несовместим с сегодняшними российскими реалиями, как был несовместим Челищев с реалиями советскими.

Когда фильм закончился, стало понятно, что я не могу и не буду “гордиться”, как призовут некоторые, Челищевым. Люди, с удовольствием клеющие на машину стикеры “Спасибо деду за победу”, но абсолютно по-человечески пустые люди. Тем, для кого любые талантливые соотечественники  — лишний повод доказать кому-то, как мы “круты”, я советую прочитать книжку про Джулио Гамбелли или Джакомо Такиса. Или любого другого “гражданина мира”, который выходил за рамки национальных черт и чувствовал себя хорошо везде, где мог быть человеком. Меня обрадовало сходство этих людей или, по крайней мере, сходство тех фактов о них, которые я знаю: нестяжательство, желание делиться опытом и знаниями со всем миром, а не зажимать его патентами или пытаться сделать на нём деньги.

Джулио Гамбелли, 1925-2012

Говорить пафосные слова со сцены мы оставим тем, кто будет продолжать использовать имя Челищева в своих политических или коммерческих целях (как его использовали в последние годы работы в Beaulieu (или BV, как его часто называют в фильме). Тех, кто вальяжно скажет, что “наши-то — вон, и Массето, и Орнеллайю сделали!”. Это — дикость, да и неправда.

Джакомо Такис, 1933 – 2016

Такие как Челищев не могут быть “нашими” или “ихними”. Они могут быть только общими, принадлежать всему человечеству, всей планете.

Я рад что Марк Челищев и команда сняли этот фильм, и не рад, что фильм не выпущен в открытый доступ, хотя бы короткой версией, хотя бы на компакт-диске в некачественном виде, Not For Commercial Use: винное коммьюнити стало бы смотреть даже фильм в надписью MARK на пол-экрана.

Андрей Челищев, 1901-1994

Я рад, что в фильме много самого Челищева и его слов, к которым не надо ничего добавлять, ни  авторских прикрас, ни монтажа. Даже если бы фильм шел 15 минут и в нём Челищев рассказывал бы любимый анекдот, он бы удался.

Я честно надеюсь, что люди, видевшие фильм, не будут теперь рассказывать, что винный мир всем обязан Челищеву. Я не горжусь Челищевым, потому что он — не отражение нас. Я просто радуюсь, что такие люди бывают. Достаточно уже и этого.