• P1360725-001.jpg
  • P1360723-001.jpg
  • P1360679.jpg
  • P1360566-002.jpg
  • P1360537.jpg
  • P1360645-001.jpg
  • P1360553.jpg
  • P1360626-001.jpg
  • P1360806.jpg
  • P1360809.jpg
  • P1360821.jpg
  • P1370029.jpg
  • P1360737.jpg
  • P1370027.jpg
  • P1370018.jpg
  • P1370049.jpg
  • P1370043.jpg
  • P1360619.jpg

200% счастья: Castello di Monsanto

in Звездец/Италия/ИщутИмпортера/Тоскана by
По-моему именно Лаура Бьянки — тот человек, чей прототип взят за основу мема Wine, That’s How Classy People Get Wasted, который недалёкие винные блогеры любят вывешивать по пятницам. Глядя, как Лаура наливает в бокал свой шардоне (первый виноградник шардоне высажен в (!!!) 1976-м), я постепенно начинаю понимать, почему её дед — Альдо — не выдержал красоты этих мест и купил «всё-что-узрел», пока проезжал мимо — замок, деревню, холопов: всё. Да, некая флорентийская семья делала вино на «святой горе» аж в XVII веке, но настоящая история Monsanto начинается с Альдо Бьянки.

Шардоне от Монсанто не похоже на сверхдубовых умбрийских собратьев — это вино с 3,5 га виноградника Valdigallo получает 50% французского баррика. Что бы там оно ни получало, на солнышке с фонтаном и брускеттой это невероятная вещь, что, впрочем, совсем не значит, что это простое вино на каждый день. Если только это не день в Тоскане. Яблоко, персик, цитрус, бриошь [89/100]

«Лаура, верно?», — спрашиваю её я и поясняю: «У меня плохо с запоминанием имён, так что могу вас назвать чужим». Лаура машет рукой: «Да не переживай, у меня тоже с этим проблема, не удивляйся, если я назову тебя Карлом». «Трындец, Лаура, только не Карлом!» — кричу в протестантом порыве, вспоминая идиотский мем.

Иногда мы сами не осознаем, что ведём счастливую жизнь. Всегда есть, чем быть недовольным, но, оглядываясь назад и повторяя слова героини фильма Meet Joe Black, значение имеют самые радостные моменты. Которые ты бережно складываешь в уголки своей памяти и хранишь их там, холишь и лелеешь. Потому что именно этот склад и есть твоё личное счастье.

Энолог хозяйства Андреа Джованини и Лаура Бьянки
Энолог хозяйства Андреа Джованини и Лаура Бьянки

Сидя на гигантской лужайке с бьющим в воздух фонтаном и следящими за нами львами, Лаура наливает искрящее на солнышке шардоне в бокал и зажигает сигарету. «Я не буду об этом писать. Как они вместе?», — интересуюсь я. «С вином? Отлично!», — смеется владелица пароходов, затягиваясь.

Шардоне от Monsanto: лучшее лекарство против брускетт

Искрящее в лучах тосканского солнца шардоне сопровождается развратом — разноцветными бутерами (пардоньте, брускеттами), с помидорами, кабачками и оливковой пастой. Казалось бы, «Чего же тебе ещё надо, хороняка?». Женись и живи спокойно. Но Лаура Бьянки уже давно замужем. И даже с детьми.

Четыре года без русских

В последний раз русский человек ступал на территории Castello di Monsanto, что находится неподалеку от важного для истории зоны Chianti Classico городка Поджиобонси (отсюда родом, например, знаменитый энолог Джулио Гамбелли), четыре года назад. Для Тосканы и для такого уровня винодельни это по-хамски, искренне, идиотически мало. А посему я топчу эту землю с радостью, без зазрения совести и с ощущением великой миссии — вина Лауры Бьянки обязаны быть в любой уважающей себя стране, где вино вообще кто-то пьёт.

Виноградина :-)

Лаура вместе с Увой (ага, собаку звать «Виноградина»!), бесшабашной немецкой овчаркой, запихивает меня в машину и везёт смотреть на лозы — как будто я их в жизни не видел. Через 25 минут мне предстоит пожалеть о своих крамольных мыслях: в самом разгаре сбор санджовезе, этого главного тосканского сорта, который с плетью в руке доминирует в бленде как Chianti Classico DOCG, так и многих вин, сделанных вне этой зоны и даже вне Тосканы. Неместные по виду ребята неловко тушуются, когда я с камерой и «дохлым котёнком», лезу под секатор снимать процесс. Если бы не Лаура рядом, может быть и вломили бы сгоряча — просто чтобы не путался под ногами и не закрывал собою эти песчано-каменистые почвы, дающие такой интригующий результат.

Первое крю Кьянти Классико: Il Poggio

Идея сделать первое сингл-крю (прости меня за это ругательство), пришло Фабрицио Бьянки в начале 60-х, когда он вместе с женой Джулианой стал всерьез обследовать местные терруары. Откуда в Тоскане терруары? Этот вопрос не возник бы, если бы мы вспомнили разом, что семья Бьянки у нас родом из Пьемонта, где концепция «крюшных» вин давно в крови, уже на уровне ДНК. Когда Фабрицио впервые узрел виноградник Il Poggio, его, вероятно, осенила та же мысль, что и меня: «А какого хрена?». Так, в 1962-м, на свет появились первые 6000 бутылок Vigneto il Poggio.

Фабрицио и Джулиана Бьянки
Фабрицио и Джулиана Бьянки

Вообще, отца Лауры Бьянки стоит уважать по многим причинам — сделал крюшное вино, перестал делать Кьянти Классико методом добавления в бурлящие чаны ягод позднего сбора, избавился от белых сортов винограда в красном вине, одним из первых сделал 100% санджовезе (вино Sangioveto Grosso), стал использовать славонский дуб, который позволял вину стареть куда грациознее. И да, то шардоне, которое мы с Лаурой потягивали на фазенде, представьте, какова была такая идея в 70-х? Выехав на виноградник Il Poggio, поникаешь: это и правда крю. Круглый, как голова Билли Коргана, он сам просится в бутылку.

Chianti Classico Riserva Il Poggio 2011

Этот аромат знаком москвичам с детства — ведь мэру каждый год нужно перекладывать в городе асфальт. Добавьте сюда графит и рабочих катка, мирно пьющих чай на обочине — и у вас в голове уже нарисовалось впечатление от этого стуктурированного, четкого вина с пыльными танинами и настоящей грязью под ногтями. Чуть рустичное, как и дОлжно быть приезжим в Нерезиновой. Санджовезе, канайоло, колорино [91/100]

Chianti Classico Riserva Il Poggio 1967

Живая история Chianti Classico — в этом крюшном вине всё ещё использовались белые сорта — треббьяно и мальвазия в сумме 20%, остальное — санджовезе. Последний раз в том году 29-летний Фабрицио использовал для выдержки каштановые бочки.

Я в восторге вышел к бассейну, чтобы сдержать слёзы — тонкое и красивое, вино не потеряло баланса, абрикос и курага смело обозначают возраст, а пороховая нота веет страхом, но ведь кто не любит качественные ужастики? А?! [91/100]

Sangioveto Grosso 2010 Toscana IGT

Представь, что ты в раю и тут тебе Боб Марли играет на гармошке. Красота, мягкость, баланс. Шелк, грибы, пыль, минеральность. Это без особых слов. [95/100]

Sangioveto Grosso 1975

Я уважаю Лауру, так как не уважают друг друга два русских алкаша. Во-первых, она ничего не боится (судя по виду), а во-вторых, достаточно и того, что во-перых. Лаура всё знает и всё умеет, Лаура — бывшая спортсменка (и не смотри на большой белый джип, это всё обман!), Лаура сама открывает мне второй винтаж (!!!!!!) 100%-го санджовезе, с которым бросался на амбразуры её папа Фабрицио Бьянки. Я польщен и медленно стекаю на прохладный и красивый тосканский пол.

Одним из первых вино без добавления белых сортов в Кьянти Классико сделал Энцо Морганти, тогда работавший в San Felicе. Ему помогал в этом Джулио Гамбелли, один из первых летучих виноделов планеты, хотя и «летал» он лишь по Тоскане, но ведь тогда ещё не было надёжных самолётов! В 1974-м Фабрицио Бьянки выпустил своё 100% санджовезе и, в нарушение правил аппелласьона, написал на этикетке Chianti V.Q.P.R.D., но в 75-м он этой «ошибки» уже не сделал, обозвав вино «столовым», vino da tavola.

1967!

В декантере этот рыжий смотрится как цвет того сеттера, которого я недавно встретил на винограднике. Вино? Ему не дашь сорокет, оно сохраняет свой костяк и сегодня, хотя фруктовость уже ожидаемо не та. Одно верно — эта машина времени продолжает работать и переносит тебя, уже без бровей, в то время, когда твои родители тебя ещё даже не планировали. [89/100]

Байки из склепа

Как следует накатив для храбрости, мы перемещаемся в невероятные погреба, о которых стоит рассказать отдельную байку: байку из склепа. Здесь тебе будет казаться и мерещиться, в этих погребах можно потеряться и умереть, если тебе не будут вовремя приносить суп из чечевицы м кабанье мясо. Три человека, отстроившие трехсотметровые подземные хранилища, были заперты здесь на долгие годы — и вот результат: тёмные подземные аллеи, сквозь которые ты движешься медленно, наощупь, соприкасаясь со старыми бутылками винных запасов, которые в Monsanto хранятся не понарошку, а на самом деле.

Назад в подвалы

Выступающая по бокам горная порода и, местами, даже корни лоз наглядно демонстрируют винным атеистам — лоза и правда способна на всё. Забавно и круто, что аж с 1962-го сюда, в архивы, откладываются 2-3 тысячи бутылок разных вин, для создания библиотеки. Именно здесь хранится золотая коллекция Chianti Classico и Chianti Classico Riserva, текущие релизы которых мне милостиво даёт попробовать Лаура Бьянки, добрая женщина с овчаркой. Одно плохо: позиция «библиотекарь» всё ещё не открыта.

Лоза пробьётся везде

Chianti Classico 2014

Санджовезе, канайоло и колорино: ну чем не формула барона Риказоли? Всё сделано на совесть, такое бы Классико в каждую палатку! Структура, отличная кислотность, рябина, подлесок, кожа, грибочки, свежесть и кислотность. Животинка. Хорошо-с! [90/100]

Chianti Classico Riserva 2013

Вино для спортсменов — не забыть надеть боксерские перчатки, а то получишь в левую скулу. Или в правую. Великолепное, продолжительное, кислотное, яркое. Кожа, рожа, сигарная коробка [92/100]

Nemo 2010 Toscana IGT

Стопроцентный каб. На бровях оценивать непросто. Уровень за уровнем раскрываются ароматы черных фруктов, качественной европейской пыли и прости госсподи, минеральности со специями [90/100]