Давай глянем: брунелло от Gaja

in Брунелло/Давай Глянем by

Гайя Гайя меряет шагами большой зал, где проходит дегустация брунелло “для своих”. Всех присутствующих она давно знает, один я попался случайно, весь такой неожиданный, спасибо френдам, ангажировавшим меня в закрытый клуб.

В Пьемонте у Гайи я никогда не был, хотя, видя моё эпохальное, не побоюсь этого слова, интервью, многие считают, что я там был и даже харчевался. Pieve Santa Resituta — хозяйство пьемонтцев в Тоскане — находится к югу от Монтальчино, хотя виноградники есть и к северу. Не будем спорить — где бы ни участвовало имя Гайя, внимание к проектам гарантировано. Что бы они ни делали. Кто я, чтобы судить великих?

Тем более, что у дочерей всегда есть преимущество (внимание, сексизм!). Сексизм состоит в том, что у Гайи красивая улыбка, и ещё у неё на руках сидит симпатичный до усрачки пёс. Не во время дегустации, правда. К нашим посиделкам у него, ожидаемо, нет никакого интереса — что интересного может быть в том, что группа пахнущих алкоголем существ с умным видом рассуждает о красной жидкости, наливаемой хозяйкой в стеклотару?

Хмурая февральская Pieve Santa Restituta

В воздухе висит определенное напряжение: если ты зван к Гайе (и хочешь быть зван снова), со всей очевидностью стоит попридержать язык и не распускать уши, а, тем более, ими не хлопать. Резко не шутить, в телефон не пялиться, жестко не критиковать. Тихо пить и молчать в тряпочку, однако, можно — за употребление алкоголя тут не накажут.

Туманно-задумчивого вида дом, в котором находится винодельня, семья Гайя приобрела в 1994-м. Поверь мне, в феврале здесь именно туманно и задумчиво, а дом с встроенной эксклюзивной церковью больше всего напоминает кадры из фильма Хичкока “Психо”: помните тот домик, в котором жил сынуля Бейтс вместе с воображаемой мамашей? Кое-кто, однако, считает, что не похоже.

Внутри винодельню нам не показали, не входило это в программу. Сидите, пробуйте и не выкаблучивайтесь, когда Гайя Гайя наливает вам по бокалам. Рядом чмокали губами какие-то люди, говорящие по-фламандски, со знанием дела и многозначительно. Перед нами материализовалось 7 вин — три бочковых образца 2015, 2016, 2017 (на момент дегустации ещё нет понимания, в каком вине они закончат свою жизнь), и все — с на удивление “зелёным” ртом, 2016-й с жёсткими танинами, от которых хотелось куда-то попрятаться. Когда я уже думал, что наелся достаточно хурмы, образовался 2015-й, который показал, что настоящая хурма только начинается. Нёбо постепенно онемело и некоторое время отказывалось воспринимать подобную реальность в исполнени поднимателей мирового имиджа Барбареско.

Тейстинг

Дальше становилось интересней. Четыре последовавших за этим вина были разными винтажами “крю” Rennina (2013 и 1997) и Sugarille (2013 и 1999). Слова которые я записал на выданной бумажке цитирую со страхом, что меня быстро сделают нерукопожатным: Rennina 2013: жестко, аскетично, прямолинейно; Rennina 1997: непоправимо, жестко, в упадке; Sugarille 2013: больно, как вывих челюсти, зелень; Sugarille 1999: истончившееся, грибное.

Прости меня, Гаечка, я не знал, куда бежать: после осязаемого количества приятного брунелло-2013, показанного в ходе Benvenuto Brunello… вот так. К сожалению, на этот раз у меня не было ни весенней аллергии, ни насморка, ни кашля, ни чесотки, на которые можно было бы списать горькое послевкусие. Послевкусие было несколько скрашено присутствием свежеиспеченного женой Анджело — Лючией — хвороста. Да и вообще, приятные они в общении люди — эти Гайя. Обходительные. Зуб даю.

Жена Анджело, Лючия, печёт вкуснейший, неотличимый от нашего, хворост

В расстройстве я, один, вышел во двор. Походил вокруг, раздавил в ажитации несколько желудей. Сделал фотку дома. Мы отправились восвояси. Бутылку Brunello 2013 оставил в Италии. С лёгкой душой я положил её, в красивой деревянной коробке с фирменным гайевским крестом (ибо Pieve — это “церковь”), дожидаться своего часа в подвале у знакомых виноделов в Вальполичелле. Я сказал им строго: “Мы выпьем это через 5 лет. Не раньше”. А вдруг — смягчится? Ведь надежда умирает последней.