• P_20170923_175310_vHDR_Auto.jpg
  • P_20170923_182102_vHDR_Auto-1.jpg
  • P_20170923_170600_vHDR_Auto-1.jpg

Лёгкий тироллинг

in Италия by

С совершенно безразличным видом эта корова смотрит, как мы, на высоте 2300 метров над уровнем мора, пробуем белое и красное южнотирольское — от дубовых совиньон бланов и пино гриджио до бледных пино неро и насыщенных лагрейнов. За коров обидно — жить в такой красоте и не иметь возможности попробовать результат ферментации местных гроздей, тупо жевать жвачку, бессмысленно звеня колокольчиком. Не комильфо.

Ну а каким было твоё последнее вино из Альто-Адидже? Закованный в кандалы снежных вершин полуитальянский-полунемецкий-полуавстрийский регион непрост для понимания, зато предлагает разнообразие стилей и сортов винограда. Тут нет такого жесткого фокуса на автохтонных сортах винограда, но кто сказал, что “родные” сорта — это аксиома? В конце концов, революция качественного вина в районе Больцано началась именно с приходом этих самых международных сортов. У каждого региона свой путь — кто-то выходит в свет, поставив себе задачей соревноваться с Бордо — начиная с “парижской слепой”, и заканчивая супертосканой.

Вальтер фон дер Фогельвейде задумчиво смотрит с главной площади Больцано на бывшие торговые пути австро-венгерской империи

Больцано, маленький, но красивый городок — кстати, столица региона — либо влюбляет в себя, либо оставляет совершенно равнодушным. Правда, они сами зовут его Больдзано, но нам-то что. Как написано в картах, так и читаем! Он симпатичен, этот Больцано. Это здесь бомжи что-то записывают каллиграфическим почерком в Moleskine, это тут по ночам жители горланят немецкие марши вперемежку с “Калинкой”, это здесь развал со специями подписан до боли знакомым словом gewürz, это здесь немецкий (!) поэт Вальтер фон дер Фогельвейде задумчиво смотрит с главной площади на бывшие торговые пути Австро-Венгерской империи.

Здесь же в отелях вам беззастенчиво предложат пить воду из-под крана. Мол, нечего теряться. Несколько центрально расположенных палаток с сырами и колбасами умело создают иллюзию богатого выбора. Местным, видимо, хватает: бедных людей в Альто-Адидже не много.

Он симпатичен, этот Больцано

Тезис про богатство региона подтверждает кавалькада из трех десятков Porsche, проплывающих навстречу автобусу, взбирающемуся по серпантину на высоту. Практический совет: на бровях в местных автобусах лучше не ездить, ибо повороты по 180 градусов быстро выбивают из колеи даже самый устойчивый вестибулярный аппарат и ты быстро начинаешь жалеть, о том, что выпил два бокала вместо одного. Неудобства серпантинного характера не мешают, впрочем, местным гонять быстро и даже очень быстро, поэтому зевать на пешеходных переходах в горах не стоит.

Alto Adige DOC одним взглядом

  • 300 солнечных дней в году
  • самая высокая гора: 3905 м (Mount Ortles)
  • винодельческие субзоны: Bassa Atesina, Bolzano, Oltradige, Adige Valley, Isarco Valley, Merano, Val Venosta
  • 5,393 гектаров под лозой
60% — белые вина, 40% — красные
  • менее 1% производства вина в Италии
  • главные сорта: шардоне, совиньон блан, пино блан, гевюрцтраминер, пино гриджио, рислинг, пино нуар, лагрейн, каберне совиньон

Что дают

В противовес Трентино (название которого зловеще фигурирует в имени региона Трентино-Альто-Адидже) в винном плане Альто-Адидже отличается почти полным отсутствием посредственных вин, даже если их делают кооперативы. Южнотирольские “коопы” легко конкурируют в качестве с отдельными малыми производителями — что Tramin, что Terlano, что Colterenzio, что Nals Margreid.

Это здесь развал со специями подписан до боли знакомым словом gewürz

Вообще Альто-Адидже — это очень весело. Часть веселья заключается в том, что ты должен говорить хотя бы на двух языках — итальянском и немецком — чтобы понять, что перед тобой местное вино. Ну ладно, свободно говорить не обязательно, но понимать, что Pinot Bianco — это и есть Weissburgunder, придётся, как ни крути. Воткнув, что Südtirol и Alto Adige — это одно и то же, ты привыкаешь идентифицировать Pinot Nero и Blauburgunder, потому что производитель запариваться объяснениями не станет. Вдобавок, именно в Альто-Адидже ты сталкиваешься со словом kellerei, что значит “винодельня” или cantina, в зависимости от того, на каком языке изволит изъясняться с тобой производитель. Да и вообще, по официальной статистике две трети из полумиллиона обитателей Альто-Адидже с рождения говорят по-немецки. Варум? Да фиг разберёт.

Белый ВинПром Южного Тироля

Как и по смешению языков, по вину в Альто-Адидже полный хаос. В хаосе, однако, интересно копаться: сложные, кислотные, хорошенько продубленные шардоне и совиньон бланы соседствуют с более щадящими версиями, выдержанными в стали. Если интересно попробовать эталонный образец выдержанного в дубе совиньона — то Voglar от Peter Dipoli — твой верный друг и выбор, с которым не прогадаешь. Впервые это вино Диполи сваял в 1990-м и мне нравится в нём всё — от звенящей кислотности до сложного вкуса, который даёт ферментация и выдержка в бочках из акации.

Voglar от Peter Dipoli запоминается надолго

Кстати, Диполи — не единственный, кто работает именно с ней: упомянутый ниже Falkenstein тоже “сидит” именно на них. Играет ли именно это важную роль, для меня на этом этапе не вполне понятно — ребята утверждают, что акация ничего не даёт вину в плане вкуса, и в этом её преимущество. В чём бы ни заключалась правда, Voglar запоминается надолго ().

Хлебнув шардоне из Южного Тироля, тебе в голову немедленно придёт образ другого итальянского шардоне — культового умбрийского Cervaro от Castello della Sala. Я без стеснения спрашиваю, как им такое сравнение. “Нормально”, — улыбаясь, отвечает Алекс, экспорт-менеджер Colterenzio. Так и я думаю, что нормально. Масляное Lafoa Chardonnay 2015 — сурово красивое, полнотелое вино, 10 месяцев выдержанное в барриках и сохранившее, при этом, великолепную кислотность (). Что хотел сказать нам автор вина? Что его надо пить с красивой жирноватенькой рыбой? Что оно хорошо оттенит грибной сливочный соус? Даже не сомневаюсь. Как развиваются выдержанные в дубе щардоне из Альто-Адидже, видно на примере пронзительного, с ванильным послевкусием Alois Lageder Chardonnay Lowengang 1994 (), в котором невыразимо сошлись порох, кислота и масляная округлость.

Сурово красивое, полнотелое вино, 10 месяцев выдержанное в барриках

Пино блан некоторые производители считают главным сортом Альто-Адидже, но так разве скажешь? Впрочем, пино бланы тирольцы и правда любят и примеры отличных вин налицо в таких образцах как просолёное Vorberg Pinot Bianco Riserva 2014 от кооператива Cantina Terlano () или донельзя минеральное Pinot Blanc 2015 от небольшого семейного Falkenstein из субзоны Валь Веноста ().

Ну и куда деться от яркого гевюрцтраминера, название которого, натурально, происходит от деревушки Трамин, где находится один из ведущих кооперативов региона. Замечательные образцы сухого “гевюрца” можно найти у многих производителей: это их гордость, их последний оплот. В реальности пино блан и гевюрцтраминер занимают почти равные площади (около 10% каждый).

Донельзя минеральное Pinot Blanc 2015

Ещё 10% приходится на пино гриджио, о котором в Альто-Адидже мне лично говорить особенно приятно. Это не тот попсовый пино гриджио, который принять хулить, а достаточно серьезное и гастрономичное вино со структурой и балансом. Что базовое Puiten Pinot Grigio 2015 от Colterenzio (), что Gris 2016 () от бутикового хозяйства Kornell — вина показывают структуру, кислотность и приятную горчинку, так несвойственных тому, к чему вы, девочки и мальчики, привыкли в винных барах.

Ну и конечно, в Альто-Адидже любят мешать. Не пиво с водкой, а сорта винограда между собой, как белые, так и красные. Чтобы попробовать одно из таких вин под названием Beyond The Clouds я обратился с мольбой к Джулии Вальх, которая из сострадания плеснула мне в бокал бленд шардоне с чем-то ещё. “С чем?”, — спрашиваю. “Это секрет”, — сказала Джулия. На этом диалог завершился. “Под облаками” — вино-бренд, делающее само себя, ну а куда деваться с таким названием, крупно написанным для слабовидящих во всю этикетку? Хрустяще-экзотическое, оно пробивается лучом света в самые темные участки мозга ().

Весело звенящих колокольчиками коров без шуму и пыли задвигают в коровники

На высоте, тем временем, становится прохладно. Весело звенящих колокольчиками коров без шуму и пыли задвигают в коровники, несмотря на непонятное желание приезжих закормить их травой с рук. Тирольская ночь наполняется звёздами. Расслабленно и довольно можно забиться в какой-нибудь горный ресторан, где фотографии горнолыжников соседствуют с вырезками из семейных альбомов владельцев, а девушки носят национальные костюмы с вырезом до пяток. Вечером хочется пино нуара или какого-нибудь замороченного лагрейна, хотя стартовать можно и со свежей скьявы — сорта винограда, которым в Южном Тироле увлекаются не на шутку. Но об этом — в будущих рассказах про Альто Адидже.

Вина, упомянутые в материале:

Peter Dipoli – Voglar 
Falkenstein – Pinot Blanc 
Colterenzio – Lafoa Chardonnay 
Alois Lageder – Chardonnay Lowengang 
Cantina Terlano – Vorberg Pinot Bianco Riserva 
Colterenzio – Puiten Pinot Grigio 
Kornell – Gris 
Elena Walch – Beyond The Clouds