Мишель Фриу: синдром спокойствия

in Персона by

Голос Мишеля Фриу звучит спокойно и ровно, он не говорит слов «пютан» и «мэрд», женат на чилийке и работает с Baron Philippe de Rotschild больше 10 лет. По разговору с ним никак не скажешь, что он делает одно из самых известных вин Чили – разговаривает он очень просто и вдумчиво. До прихода к Ротшильдам, Мишель работал в знаменитом чилийском хозяйстве Casa Lapostolle, в долине Санта Крус; именно вино этого хозяйства – Clos Apalta 2005 — впервые в истории страны завоевало первое место в рейтинге Wine Spectator Top-100. Мы спросили у Мишеля Фриу, насколько ему интересно делать одно вино, когда он мог бы делать десятки. «Интересно», — серьезно отвечает Мишель.

В Санта Крус другой климат по сравнению с Пуэнте-Альто, где мы делаем Almaviva, и сорта винограда тоже другие. Другие цены на виноград, другая работа. Almaviva занимает в Пуэнте-Альто около 85 га, около 60 гектаров при этом находятся под лозой, все остальное — постройки и участки, на которых мы будем высаживать молодые лозы. Сейчас я отвечаю за производство лишь одного вина со специфического терруара. На мой взгляд, это позволяет мне лучше фокусироваться, глубже вдаваться в детали и терруар. В Lapostolle, конечно, тоже это было, но не на таком уровне.

Переезд

Я был очень удивлен тем, что я тут обнаружил: ведь я думал, что Пуэнте-Альто — это более сухое и теплое место по сравнению с Санта Крус, где находится Lapostolle, но на самом деле это место более прохладное, так как мы находимся рядом с Андами; их приближенность определяет климат долины куда сильнее, чем долгота.

Чем больше ты учишься, тем больше понимаешь, что знаешь не так уж много

У нас цветение начинается довольно поздно, фенольное созревание также наступает поздно, уже когда температура понижается. Это позволяет нам получить максимум кислотности и фруктовой ароматики.

Для «Альмавивы» это очень важно: ведь лучшие вина получаются, когда финальная часть созревания проходит медленно.

Лозы и климат

Сами виноградники находятся на почти плоской террасе, при этом мы работаем в разных микрозонах, винифицируем отдельные партии с разных микроучастков. И из-за этого у нас может быть крайне затяжной урожай.

Просто чтобы у вас было понимание: в этом году мы начали сбор мерло 15 марта, а закончили собирать карменер 26 мая, что значит более, чем 2 месяца чтобы собрать только красные, в основном бордоские сорта, с одного виноградника. Это как раз связано с довольно медленным процессом созревания ягод.

На виноградниках есть старые, 37-летние лозы, которые растут на своих корнях, с определенной экспозицией, а есть и молодые лозы 12-15 лет на американских корнях, с другой экспозицией. Те решения о высадке, которые были приняты в прошлом, оказывают на нас самое непосредственное влияние. Новые высадки с 2001 года мы производим на американском подвое, хотя тут, в Чили, нет филлоксеры, мы дополнительно страхуемся. Думаю, что место, где мы выращиваем каберне совиньон, находится в условиях, скорее, средиземноморского климата.

Когда мерло – это не мерло

Альмавива с самого начала была создана как классический бордо-бленд с преобладанием каберне совиньона с долей мерло и каберне франа, в общем, то, что вы найдете в Пойяке. Скоро мы поняли, что наш мерло — это не мерло вовсе, а карменер, и это стало блендом с карменером, а с 2006-го мы добавляем «настоящий» мерло, и с 2007 – пти вердо. В Бордо карменер не пересаживался после филлоксеры, по разным причинам. Almaviva – это, с одной стороны, классический бордо-бленд, но участие карменера безусловно придает вину чилийский акцент, потому что Чили сегодня — это та страна, где карменер чувствует себя лучше всего.

almavivabottle

Чтобы почувствовать баланс межу свежестью и спелостью, выбирать следует менее солнечные годы, вроде 2009 и 2012-го. В винах мы стараемся добиться округлости, шелковистости, приятных танинов; мы не ищем блокбастеров, мы ищем тонкости и элегантности, с определенной мягкостью, которую привносит карменер.

Имей выдержку

Альмавива не обязательно требует невероятной выдержки, например, если говорить о 2012-м, который мы уже выпустили, он пьется очень хорошо, потому что винтаж более мягкий, 2011-й более мощный, более структурированный и пить его рановато.

Чтобы почувствовать баланс межу свежестью и спелостью, выбирать следует менее солнечные годы, вроде 2009 и 2012-го. В винах мы стараемся добиться округлости, шелковистости, приятных танинов; мы не ищем блокбастеров, мы ищем тонкости и элегантности, с определенной мягкостью, которую привносит карменер.

Важности

Я думаю, что наши вина всегда лучше декантировать, особенно если мы говорим о старых винах: просто чтобы не лить в бокал осадок. Но декантация будет также полезна, чтобы показать комплексность вина, но еще более важна будет сама температура подачи вина. Мы говорим о винах, в которых алкоголя обычно больше, чем во Франции, поэтому температуры подачи 15-18 градусов для них идеальны. Впрочем, кажется, в России нет острой проблемы перегрева вин (смеется).

Мы знаем стиль вин хозяйства, но если возникают разногласия, то двое против одного решают, куда нам двигаться. Когда хозяйство было только создано, было два официальных винодела – Энрике Тирадо и Патрик Леон, а с 2004-го есть только один главный винодел, который отвечает за все технические аспекты, но финальный бленд — это всегда работа команды «Ротшильдов», «Кончи» и «Альмавива».

Барон и Конча

Хозяйство Almaviva – это совместный проект французских грандов Baron Philippe de Rothschild и Concha y Toro, главного игрока чилийской винной индустрии: это вы знаете и так. Обе стороны привносят в этот проект что-то свое, есть две технические команды. Со временем эта комбинация становится единым целом. Когда мы готовим финальный бленд – а это обычно происходит в августе – встречаются три человека: Филипп Ларрейн от BPHR, Энрике Тирадо, винодел вин Don Melchor в хозяйстве Concha y Toro и я. Далее мы работаем над финальным блендом вместе. И в этом случае как раз важно, что нас трое, а не двое или четверо. В последний день из трех мы принимаем решение по бленду нового вина. При этом мы специально не работаем полный день, чтобы не позволить усталости затуманить наше восприятие: ведь мы должны создать лучший бленд, какой только можем.

Энрике Тирадо, винодел Don Melchor

В целом же весь год я работаю самостоятельно, у меня своя команда – ассистенты, агрономы. Мы следим за винтажом и осуществляем работу в ежедневном режиме. Вместе с моей командой мы работаем с блендами в течением месяца, потом делаем финальный бленд в соответствии с мнением «тройки».

Иногда есть противоречия, но финальный бленд – это всегда работа сообща.

Непостоянство Almaviva

Мы работаем с тем, что дает природа, мы делаем то, что мы можем делать. Главная разница между таким вином и массовым брендом — мы понимаем ту разницу винтажей, которая для таких вин, как Альмавива, приемлема год от года. Мы не обязаны делать то же вино, как год назад. Мы принимаем правду винтажа. Мы, конечно, стараемся сделать каждый год лучше, но годы все равно будут разные, как бы мы ни старались.

Напоследок

Если бы я всю свою жизнь работал в «Альмавива», я бы, наверное, обеспокоился поиском другой работы, но у меня уже есть опыт за плечами, так что все в порядке. Будущее покажет, куда я буду двигаться. Сегодня я думаю, что у нас есть масса возможностей улучшить качество и характер вина. Думаю, что 10 лет назад мы делали хорошие вина, но мы больше думали о вине, чем о виноградниках, сейчас же мы смещаемся в их сторону.

Ты начинаешь думать: «А что я должен сделать, чтобы эти старые лозы могли жить еще 10-20 лет и давать все лучшие результаты?», и вот тут-то очень все непросто. Ты должен думать о лозах, а не о винах и винтажах, потому что с винтажом ты мало что можешь сделать: он такой, какой есть.

А лозы они живые и однажды скажут тебе “нет”. Надо искать баланс

Понять, что мы сами хотим, прежде всего. Мы хотим делать хорошие вина, или заботиться о лозах, чтобы хорошие вина получились естественным путем? Сегодня я думаю, что передо мной стоит очень интересная задача.

Чилийская жизнь

Я женат на чилийке, говорю больше по-испански, чем по-французски, у меня три ребенка. Часть меня более чилийская, особенно та, которая касается ежедневной жизни. Но то, что мы делаем с лозами, скорее это французский подход, с чилийским акцентом. В Чили очень важны семейные отношения, что делает жизнь здесь еще интереснее